Семинар РАНХиГС "Перспективы возобновляемой энергетики в новых условиях", 17 июля 2020, MS Teams

16 июля 2020 года в режиме онлайн состоялся Открытый общеакадемический семинар научных лабораторий РАНХиГС по теме «Перспективы возобновляемой энергетики в новых условиях». Семинар был посвящен обсуждению недавних изменений на рынке возобновляемых источников энергии (ВИЭ), а также вопросов о том, какие программы и экономические перспективы стимулирования ВИЭ есть в мире.

В рамках семинара эксперты Центра Россия-ОЭСР Иван Ермохин и Кирилл Черновол рассказали о подходах ОЭСР и ЕС к развитию устойчивого финансирования. Иван отметил, что переход стран к зеленой экономике невозможен за счет исключительно государственного финансирования.

Развитые страны (в первую очередь, ЕС, США и Япония) давно стимулируют частный рынок для инвестирования в устойчивые проекты, то есть в проекты, соответствующие определенным экологическим, экономическим, социальным и управленческим стандартам.

В 2019 году глобальный рынок зеленых облигаций и зеленых кредитов достиг 260 млрд долларов, основными лидерами на этом рынке являются Япония и ЕС.

Привлекательность зеленых облигаций заключается в том, что их соответствие критериям «зелености» означает повышенную нефинансовую устойчивость проектов, под которые такие облигации выпускаются. Кроме того, существуют государственные меры стимулирования и поддержки таких облигаций. Иван также отметил, что главный вопрос, который сегодня стоит перед ключевыми международными организациями: как определить, что такое устойчивый проект?

ОЭСР в этом году запускает работу по созданию международной методологии того, что считать устойчивым финансированием. Такие документы (таксономии) уже есть в ряде стран - например, в ЕС экологически устойчивыми считаются инвестиции, вкладываемые в проекты, которые способствуют достижению хотя бы одной из шести экологических целей (снижение или адаптация к изменениям климата, устойчивое использование и сохранение водных и морских ресурсов, переход к экономике замкнутого цикла, контроль и защита от загрязнений, защита и восстановление биоразнообразия и экосистем), при этом не вредят другим целям из списка и реализуются в соответствии с минимальными требованиями безопасности. Последнее означает, что компания должна внедрять меры, которые позволят проекту соответствовать Руководству ОЭСР для многонациональных предприятий и Руководящим принципам ООН по бизнесу и правам человека, в том числе принципам и правам, установленным в восьми фундаментальных конвенциях, определенных в Декларации МОТ по основным правам и принципам труда и в Международном Билле о правах.

Кристофер Миллер, руководитель программ Всемирного банка в России, отметил, что новые глобальные задачи не ограничиваются восстановлением после кризиса COVID-19, принимаемые государствами в настоящее время меры должны быть направлены построение более устойчивой экономики в долгосрочной перспективе. Для России наиболее выгодными в этом контексте являются повышение энергоэффективности, производительности и снижение выбросов. Для выполнения этих задач необходимо развитие сотрудничества между частным и публичным сектором, а также сочетание государственных инвестиций с частными.

Олег Луговой, руководитель Центра моделирования энергетики и экономики РАНХиГС, в своем выступлении указал, что мотивация для внедрения ВИЭ: быстро снижающаяся себестоимость электроэнергии и меры стимулирования, в частности, национальные климатические программы. В 2018 году самым дешевым источником энергии был газ, год спустя ветровая и солнечная энергия стали сильно дешевле. В России сравнительно небольшой, но сопоставимый, например, с Германией потенциал в развитии солнечной электроэнергетики и благоприятные природные условия для использования ветровой электроэнергии. NREL прогнозируют, что ВИЭ к 2050 году станут дешевле в 2-3 раза, то есть около 1 цента за киловатт/час, примерно в 4 раза дешевле газа.

Игорь Макаров, заведующий лабораторией экономики изменения климата НИУ-ВШЭ, рассказал о европейском зеленом курсе и его влиянии на российскую экономику. Так как ЕС является главным торговым и экономическим партнером России, «зеленость» будет иметь большое значение для российской экономики. При этом спикер отметил, что в целом в мире зеленые антикризисные пакеты – пока скорее исключение, чем правило. Пандемия приведет к поляризации стран в отношении климатической политики: в некоторых декарбонизация усилится, но во многих она замедлится. Сейчас зеленый курс – скорее рамочный план, он пока не стал мейнстримом в инвестиционном бизнесе.

Илья Миняев, представитель Всемирного банка, выступил с докладом об экономическом потенциале энергоэффективности в жилищном секторе в России. По словам спикера, такие инвестиции – это дополнительный источник восстановления и роста экономики в послекризисный период.

Многоквартирные дома обладают большим потенциалом экономии энергоресурсов – от 25 до 40% в зависимости от вида ресурса. В структуре потребления энергии в МКД доминирует тепловая энергия. Для достижения наибольшего эффекта энергосбережения рекомендуется проводить капитальный ремонт МКД с комплексной реализацией энергоэффективных мероприятий. Существующих инвестиций недостаточно для ускорения темпов капитального ремонта МКД и проведения комплексных работ, повышающих энергоэффективность. Нет агрегированных данных по эффектам работы и стоимости множества разрозненных региональных проектов. Необходимо создание двухуровневого финансового механизма, который позволил бы привлекать долгосрочные ресурсы, увеличивать объемы ремонта, комплексной реализации повышения энергоэффективности МЖФ и распространения этой программы на огромный объем индивидуального жилья.

Владимир Поташников, старший научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС, рассказал о том, как инвестиции в зеленую энергетику могут повлиять на экономический рост в долгосрочном и краткосрочном периоде. Десять лет экономического роста с момента распада СССР сопровождались ростом инвестиций в энергоэффективность. В следующие десять лет по мере роста неуверенности среди инвесторов рост инвестиций в энергоэффективность прекратился, экономический рост в это время отсутствовал. Сценарий декарбонизации энергетики характеризуется следующими эффектами: повышенный уровень инвестиций, снижение спроса на ископаемое топливо, рост совокупной факторной производительности в результате обновления производственных мощностей, изменения структуры экономики в сторону перерабатывающей промышленности, рост спроса на НИР и НИОКР. Глубокая декарбонизация также способствует росту ВВП, приросту занятости, положительно влияет на здоровье человека, окружающую среду и уровень жизни, улучшает международное сотрудничество и увеличивает устойчивость экономики к внешним шокам. Возможны следующие риски: противоречие «зеленого» развития текущей ресурсной модели, отсутствие политической воли, экономическая нестабильность и неуверенность инвесторов.

Татьяна Ланьшина, старший научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС, отметила, что инструменты развития зеленого энергетического сектора - важная часть антикризисных программ в странах мира.

По состоянию на 2019 год 27% всей электроэнергии мира было получено через возобновляемые источники.

За последние 10 лет наблюдается удешевление ветряной и солнечной электроэнергии на 70%.

После ввода режима самоизоляции в некоторых странах было отмечено значительное падение спроса на электроэнергию. В 2020 году только ВИЭ показывают положительную динамику (+1.5% генерации) за счет низких операционных затрат и приоритета ВИЭ при поставке электроэнергии в сеть. МЭА и МВФ составили план восстановления глобальной энергетики, по которому ожидаются поддержка экономического роста, создание миллионов рабочих мест и снижение роста выбросов парниковых газов. Новый зеленый курс ЕС ставит своими приоритетами ВИЭ и энергоэффективность, циклическую экономику, сокращение загрязнений и биоразнообразие, устойчивое сельское хозяйство и т д. Южная Корея также составила новый зеленый курс, приоритетом в котором становятся развитие цифровой экономики и образования, развитие зеленой энергетики, развитие электрического и водородного транспорта и сокращение зависимости от ископаемого топлива. Джо Байден в своем плане по борьбе с изменением климата в США делает упор на атомную энергетику, а также на технологии улавливания углерода при сжигании сланцев и угля.

Прзентация экспертов Центра Россия-ОЭСР доступна по ссылке : https://yadi.sk/i/oSZFHbsfwrFcKQ