Форум РЭЦ "Сделано в России", Москва, 10.12.2021

10 декабря 2021 года Российский экспортный центр провел Международный экспортный форум «Сделано в России». В рамках деловой программы форума прошла сессия «Новый клиентский путь экспортера: первые шаги», организованная Минэкономразвития России совместно с Всероссийской академией внешней торговли.

С учетом подготовленного Минэкономразвития России совместно с Всероссийской академией внешней торговли плана работы по формированию матрицы регуляторных мер на основе клиентского пути экспортера были уточнены временные и финансовые затраты бизнеса при прохождении отдельных процедур, а также подготовлена финальная версия Матрицы. С целью выявления наиболее болезненных этапов/процедур при прохождении компаниями пути экспортера было инициировано два трека работы, включающих проведение отраслевых фокус-групп (15 компаний из 5 отраслей) и глубинных интервью (компаний из 3 отраслей). К работе были привлечены эксперты РАНХиГС, СЕФАКТ ООН, а также представители INEX Service Design, реализовавшие мероприятия в формате дизайн-мышления. В ходе работы была использована база данных ВАВТ, содержащая информацию о 800 экспортерах. Из данного пула контактов была сформирована широкая выборка респондентов с учетом факторов, формирующих профиль респондента: в рамках анализа чувствительных для экспортеров этапов и процедур матрицы выявлены конкретные административные барьеры, требующие нормативных правовых решений.

В рамках сессии научный сотрудник РАНХиГС и Директор Клуба Россия-ОЭСР ВАВТ Александра Коваль рассказала о барьерах, с которыми экспортеры сталкиваются в рамках этапа «Заключение контракта», который включает в себя 2 процедуры, 7 операций, 36 шагов. Несмотря на то, что компании не выделили существенных проблем на данном этапе, Александра Коваль заметила, что связано это классической ошибкой перестановки причины и следствия. Экспортеры не называют существенной проблемой обязательства по постановке контракта на учет в целях валютного контроля, но существенным барьером становится его снятие с учета и предоставление документов, подтверждающих соблюдение требования репатриации или надлежащего исполнения обязательств. Поэтому проблемы экспортеров, связанные с валютным контролем, возникают на этапе «Расчетов по контракту». Вместе с тем, в странах ОЭСР аналогичных требований валютного контроля нет, и, как следствие, такой этап в клиентском пути экспортера отсутствует. Александра также отметила сложности взаимодействия с ФСТЭК, с которыми экспортеры сталкиваются в рамках этапа «Подготовка к отправке», включая проблему идентификации товаров, которые подпадают под экспортный контроль, жесткие требования для компаний при получении генеральных лицензий, высокую стоимость посреднических услуг и пр.

Выступление руководителя Центра Россия-ОЭСР РАНХиГС при Президенте РФ Антонины Левашенко было посвящено этапу «Расчеты по контракту», который включает в себя: 4 процедуры, 9 операций и 39 шагов. Валютный контроль – стабильно определялся различными группами экспортеров в ТОП-3 ключевых проблем для экспорта.

В России происходит либерализация валютного регулирования в части отмены требования репатриации уже не только по рублевым контрактам, но и контрактам, предусматривающим оплату в иностранной выплате, однако параллельно с этим законодатель ввел уже не в 19 ст. ФЗ О валютном контроле, а в ст. 24 инструмент контроля «за надлежащим исполнением обязательств». Де факто это означает, что теперь не обязательно возвращать деньги в российский банк, а можно их зачислять на свой зарубежный счет. Расплывчатость формулировки ч. 4 ст. 24 ФЗ О валютном контроле и отсутствие правоприменительной практики привели к большому количеству разночтений между различными органами валютного контроля, уполномоченными банками и самими резидентами. Качество ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» вызывает вопросы ввиду значительного количества поправок, которые вносились в закон более 60 раз с момента его принятия. Многие изменения закона и КоАП РФ приводили к ухудшению положения валютных резидентов, несмотря на то, что ключевые ограничения валютного контроля были отменены около 15 лет назад.

Сохраняется административная (ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ – 75-100 % от суммы незаконной валютной операции) и уголовная ответственность (ст. 193 и 193.1 УК РФ). Отмена требования репатриации для значительного числа товаров ставит под вопрос целесообразности сохранения уголовной ответственности за нерепатриацию, так как ее наступление будет зависеть от кода ТН ВЭД товара. Совершение действий, указанных в ст. 193 и 193.1 УК РФ, может нести общественную опасность не в связи с нарушением валютного законодательства. Такая опасность может быть обусловлена задачей по отмыванию денежных средств, мошенничеством и т.д. (данные деяния охватываются другими статьями УК РФ: незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность и др.). Непрозрачна сама процедура установления заведомой недостоверности сведений о совершённых платежах в отношении ст. 193.1. Есть риск возложения на российскую компанию бремени доказывания реальности оказанных услуг под угрозой привлечения к уголовной ответственности.