Жизнь, как она есть: регионы и города

Мария Гирич Мария Гирич Эксперт Центра Россия-ОЭСР опубликовано Устойчивое развитие
Жизнь, как она есть: регионы и города

Города продолжают расти, ожидается, что к 2050 году количество городов с населением более 50 000 человек увеличится с 48% до 55% от общей численности населения мира. Сегодня регионы и города борются с последствиями пандемии, а также стремятся к зеленому переходу и достижению нулевых выбросов. Например, более удаленные регионы с низкой плотностью населения чаще используют чистую энергию (40% чистой электроэнергии в странах ОЭСР), выделяя меньше CO2. С другой стороны, домохозяйства, проживающие в столичных регионах, демонстрируют самое низкое энергопотребление и сокращают образование отходов. По состоянию на 2019 год на долю региональных и муниципальных органов власти приходится почти 19% общих государственных расходов в странах ОЭСР, региональные правительства управляют 22,4% общего объема государственных инвестиций, потенциально оказывая помощь для перехода к низкоуглеродной экономике, повышая качество услуг здравоохранения и социальных услуг и являются важными субъектами, способными повысить качество жизни в городах. ОЭСР выпустила новый отчет "Взгляд на города и регионы ОЭСР" 2020.

1. Социальная устойчивость для повышения здоровья и устойчивого благополучия

COVID-19 оказал влияние на здоровье в регионах. Вызванный пандемией рост избыточной смертности (т.е. временное увеличение смертности населения по сравнению с ожидаемой) значительно различается не только по странам, но и по регионам внутри стран. Избыточная смертность в крупных мегаполисах - Лондоне (Великобритания), Нью-Джерси (США), Ломбардии (Италия) и Мадриде (Испания) колебалась от 46% до 80%, в то время как в регионах, удаленных от мегаполисов, избыточная смертность составила 5%.

В мегаполисах больничных коек на душу населения на 65% больше, чем в отдаленных регионах, и этот разрыв может повлиять на способность справиться с кризисом в области здравоохранения. Регионы подготовлены к кризису в области здравоохранения гораздо хуже, чем мегаполисы. Резкое региональное неравенство в показателях заболеваемости делает в странах ОЭСР одни регионы более уязвимыми, чем другие.

Обучение на протяжении всей жизни важно для благополучия людей. Это способствует психическому здоровью, субъективному удовлетворению жизнью, а также улучшает возможности трудоустройства. При этом доля взрослого населения, получающего любую форму профессиональной подготовки или образования, во многих регионах ОЭСР небольшая. Страны с лучшими результатами данного показателя среди всех стран ОЭСР – Австралия, Италия и Швейцария – более 37%. В большинстве стран ОЭСР в больших городах, особенно в столицах, наблюдается более высокая доля людей, имеющих высшее образование, чем в остальных регионах страны: в среднем на 10 %. В странах Латинской Америки и южной части Европы высокая доля детей, бросивших школу и безработица среди молодежи. В Турции и Колумбии, например, более 40% людей в возрасте 18-24 лет не работают и не учатся.

Важным является достижение гендерного равенства везде (ЦУР 5). Только в 10% регионов (8 регионов из 78), расположенных в Норвегии, Испании и Швеции, как минимум 30% мэров являются женщинами. В 22 регионах ОЭСР наблюдается увеличение гендерного разрыва в уровне занятости – более 4,5% – в Эстонии, Франции, Венгрии, Исландии, США, Турции и др. Другой проблемой является – проявление насилия в отношении женщин. В 16 регионах Мексики уровень насилия в отношении женщин чрезвычайно высок: не менее 25% женщин подвергались физическому или сексуальному насилию, что на 17% выше среднего показателя по ОЭСР.

В странах ОЭСР существуют различия по уровню личной безопасности, измеряемой с точки зрения количества убийств. Хотя уровень убийств снизился на треть в странах ОЭСР с 2010 года, он остается очень высоким во многих регионах стран Латинской и Северной Америки. Например, в 40 регионах Колумбии, Мексики и США уровень убийств по-прежнему превышает 15 убийств на 100 000 человек.

2. Экономическая устойчивость и региональные экономические диспропорции

В условиях пандемии COVID-19 было выявлено, что не все регионы в равной степени готовы адаптироваться к удаленной работе и смягчить экономические потрясения из-за изоляции. Доля рабочих мест, которые могут быть переведены в режим удаленной работы, сильно различается как между странами ОЭСР. Например, в Люксембурге 50% занятых потенциально могут работать из дома, только 20% могут делать это в Колумбии. Внутри стран в среднем существует разница в 15 % между регионами с самой высокой и самой низкой долей занятых, которые потенциально могут работать удаленно.

Массовый переход к удаленной работе увеличил потребность в доступе к быстрому и эффективному подключению к Интернету и доступу к ИКТ-инфраструктуре. Однако в разных регионах ОЭСР уровень доступа к высококачественному Интернету различается: так, в странах с развитой экономикой, таких как Германия и США, разрыв между регионом с наибольшим охватом домохозяйств, пользующихся высокоскоростным интернетом и регионом с самым низким доступом составляет 80 и 68 процентных пунктов. Другие страны, как Бельгия, Дания, Испания и Великобритания, обеспечивают широкий доступ к высокоскоростному Интернет-соединению для более чем 90% домашних хозяйств на своей территории. Выявлен серьезный разрыв в уровне доступа к интернету между городом и деревней. Например, в Италии доступом к высокоскоростной широкополосной связи пользуются 90% всех городских домохозяйств, тогда как из числа сельскохозяйственных домохозяйств - только 43%. В среднем по странам ОЭСР каждое третье сельское домохозяйство не имеет доступа к интернету, только 7 из 26 стран смогли обеспечить доступ к высокоскоростному подключению 80% домохозяйств в сельских регионах.

Эксперты ОЭСР отмечают постоянный рост внутристрановых межрегиональных разрывов в экономическом развитии в половине стран ОЭСР. Этот рост был особенно высоким во Франции, Италии, Польше и США. Наблюдаются разрывы в экономическом развитии и среди регионов одной категории, как например, в Эстонии и Великобритании. При этом наибольший уровень поляризации между топ-20% регионов с лучшими показателями по ВВП и топ-20% регионов с самыми низкими показателями наблюдается в Колумбии, Венгрии, Мексике, Турции. Эта закономерность особенно очевидна в Польше, где 20% самых богатых регионов росли на 4% в год в период 2008-18 гг. Примечательна закономерность, что регионы, расположенные вблизи мегаполисов с населением не менее 250 000 жителей растут быстрее других регионов.

Рост производительности труда является важнейшим фактором повышения уровня жизни. В 21 из 36 стран столичный регион обеспечивает самую высокую региональную производительность труда. В целом производительность труда обычно выше в регионах с большим сектором услуг и в регионах, которые получают выгоду от доступа к природным ресурсам. Как правило, производительность труда в наиболее производительном регионе в 1,8 раза выше производительности в наименее производительном регионе. Даже в странах с высокой производительностью труда, таких как Франция или Германия, некоторые регионы явно отстают.

Эксперты ОЭСР оценивают регионы и по степени вовлеченности в международную торговлю - измеряется открытость торговли по доле экспорта и импорта в общем региональном ВВП. Открытость региона отражается на уровне ВВП, например, Гамбург (Германия), Калининград (Россия), Пелопоннес (Греция) и Рига (Латвия). Такие города характеризуются высоким уровнем производительности, который может достигать 60% регионального ВВП. В целом за последнее десятилетие открытость торговли в регионах ОЭСР увеличилась: в период с 2010 по 2018 год доля импорта и экспорта в ВВП увеличилась с 60% до 69% для 17 стран, хотя в Великобритании и США открытость торговли напротив снизилась.

В обзоре отмечается значительный вклад городских агломераций в национальную экономику в целом. В 2018 г. на мегаполисы с населением не менее полумиллиона жителей приходилось 45% всего населения ОЭСР, и они генерировали 52% ВВП. При этом, мегаполисы с населением более полумиллиона жителей составляют более 70% национального ВВП в Корее, Люксембурге и США, то в Литве, Норвегии и Словакии их доля в национальной экономике падает ниже 30%. Уровень вклада мегаполисов различается внутри стран: наиболее развитые мегаполисы с населением более полумиллиона жителей имеют ВВП на душу населения на 36% выше, чем в других мегаполисах того же размера, и на 80% выше, чем в остальной части страны в среднем. Столичные мегаполисы являются самыми богатыми мегаполисами в 18 из 30 стран ОЭСР.

Столичные регионы часто являются центрами экономической активности и инноваций в своих странах, особенно когда речь идет о присутствии и создании компаний. Например, в столичных регионах Чехии и Словакии в 2 раза больше новых компаний, чем в остальных регионах страны. В 2017 г. 57% всех вновь созданных фирм располагались преимущественно в городских районах, хотя в этих регионах проживало лишь 33,7% населения страны.

3. Окружающая среда и устойчивое развитие

В крупных мегаполисах наблюдается более высокая потеря лесного покрова, чем в других районах, особенно в Австралии и Северной Америке. Сдерживание обезлесения и утраты древесного покрова способствует сохранению естественных экосистем. Древесный покров снижает пики температуры поверхности во время волн тепла. Площадь лесного покрова уменьшилась более чем в половине городов ОЭСР в период с 1992 по 2018 год, в среднем на 3 процентных пункта. Однако эта тенденция неоднородна по городам. 72% городов с населением 1 миллион и более пострадали от потери деревьев. В Австралии и Северной Америке в крупных мегаполисах (с населением более 1 миллиона человек) и с быстрым ростом населения (в среднем 1,5% в год) за последние два десятилетия площадь лесного покрова снизилась более чем на 9 процентных пунктов.

Столичные регионы выделяют больше СО2 при выработке электроэнергии. Например, за последние 50 лет градусо-дни охлаждения (показатель количества дней, когда температура воздуха была выше 22°C) в среднем увеличились почти на 25% в городах ОЭСР, особенно в Мексике, Колумбии и США. В связи с глобальным потеплением эти страны стали больше нуждаться в использовании энергии для охлаждения помещений, что влияет на энергоэффективность, использование топлива для выработки электричества, выбросы СО2. Столичные регионы выделяют 65% CO2, связанного с выработкой электроэнергии, и производят только 57% электроэнергии. Минимальные выбросы СО2, например, производит Квебек (Канада): 94% электроэнергии вырабатывается с помощью гидроэнергетики. Одним из способов минимизации вреда от выбросов является внедрение ВИЭ. Отдаленные регионы производят больше чистой энергии: 27% электроэнергии, производимой в странах ОЭСР, из которой 44% приходится на ВИЭ. В столичных регионах, где проживает около 70% населения стран ОЭСР, производят почти 60% всей электроэнергии в странах ОЭСР, но только 16% их общего производства электроэнергии приходится на ВИЭ.

4. Регионы и города в условиях демографических изменений, старения и урбанизации

Рост населения в регионах. В странах ОЭСР распределение населения по различным типам регионов весьма неоднородно. В то время как более 70% населения проживает в преимущественно городских районах Австралии, Нидерландов и Великобритании, эта доля составляет менее 20% в Венгрии, Словакии, Словении и Хорватии.

Регионы и города, сталкивающиеся со старением населения. В Дании, Франции, Японии и Корее во всех регионах за пределами мегаполисов доля пожилого населения превышает 40% (достигая 62% в Японии). Доля пожилого населения в столичных регионах остается ниже 30% во всех странах ОЭСР, за исключением Японии, где этот показатель составляет 46%.

В период с 2015 по 2018 год 33 млн человек ежегодно меняли регион проживания, в среднем в 30 странах ОЭСР. Эти потоки мобильности по регионам составляли 2,5% от общей численности населения в зоне ОЭСР. При этом статистика по межрегиональной миграции значительно различалась по странам: от 5% всего населения в Венгрии и Корее до менее 0,5% в Словакии. Межрегиональная миграция не влияет одинаково на все регионы страны. В то время как столичные регионы и регионы, расположенные рядом с агломерацией, демонстрируют значительный положительный чистый приток, другие типы регионов часто сталкиваются с чистым оттоком. Например, в регионе Седжонг (Корея) в период с 2015 по 2018 г. наблюдалась высокая доля положительной миграции (приток населения) – 12%. Напротив, в этот же период в регионе Трир (Германия) наблюдался отток населения, который составлял 12% населения.

Города в странах с низким доходом почти в четыре раза плотнее, чем в странах с высоким доходом. В среднем города в странах с низким уровнем дохода имеют самую высокую плотность населения в мире, около 10 000 жителей на км2, по сравнению с 7 200 в странах с уровнем дохода ниже среднего, 5 300 в странах с уровнем дохода выше среднего и только 2 800 в странах с высоким уровнем дохода.

5. Субнациональные государственные финансы и инвестиции

Субнациональные органы власти играют значительную роль в государственных расходах. На образование, здравоохранение и защиту приходится 57% общих субнациональных государственных расходов. В 2018 году расходы регионов в ОЭСР составили 40,5% от общих государственных расходов, что эквивалентно 16,2% валового внутреннего продукта (ВВП). Расходы варьируются в зависимости от размера страны, территориальной организации, федерального или унитарного статуса, а также характера обязанностей, возложенных на разные уровни правительства. В федеративных государствах региональные расходы составили 50,1% общих расходов на госуправление и 19,3% ВВП в 2018 году. В унитарных странах доля субнациональных расходов составляла 28,6% общих государственных расходов и 12% ВВП соответственно.

Более 59% государственных расходов на ЖКХ, охрану окружающей среды, культуру и отдых приходятся на регионы. В 2017 году на долю субнациональных расходов приходилось 76% общих государственных расходов на жилищно-коммунальное хозяйство; показатель превышал 80% в половине из 33 стран ОЭСР и даже превышал 95% в Бельгии, Эстонии, Израиле, Португалии, Испании и Швейцарии.

После сильного спада в период с 2009 по 2016 год инвестиции в субнациональные расходы начали расти. Региональные и местные органы власти остаются ключевыми государственными инвесторами, на долю которых в 2018 году приходилось около 58% общих государственных инвестиций. В 2018 году на субнациональные расходы в странах ОЭСР в среднем приходилось 57,6% общих государственных инвестиций. Доля государственных инвестиций на субнациональные расходы значительно выше в федеративных странах (62,6% по сравнению с 51,9% в унитарных странах). Сочетая инвестиции правительства штатов и местного уровня, инвестиции в субнациональные расходы превышают 80% государственных инвестиций в Бельгии и Канаде. На другом конце спектра роль субнациональных уровней власти в государственных инвестициях особенно низка в Венгрии, Ирландии и особенно Чили, где местная доля составляет 10%. Во многих странах ОЭСР государственные инвестиции являются совместной обязанностью всех уровней власти.

В 2018 году доходы регионов составили 42,5% от общих государственных доходов и 15,7% ВВП в странах ОЭСР. Эта пропорция значительно различается по странам. В среднем доля регионов в государственных доходах выше в федеративных странах (54% против 29,4% в унитарных странах), в то время как Дания и Швеция выделяются среди унитарных стран с долей субнациональных доходов, близкой или превышающей 50% общих государственных доходов в 2017 г.

Доля субнациональных доходов от ВВП превышала 20% в Бельгии, Канаде, Дании, Финляндии, Германии, Испании, Швеции и Швейцарии. Субнациональные доходы в странах ОЭСР в основном состоят из налоговых поступлений, грантов и субсидий. В 2017 году налоги составили 44% от общей выручки регионов, а гранты и субсидии - 37%.