Женщины и COVID-19: степень уязвимости

Антонина Левашенко Антонина Левашенко Руководитель Центра Россия-ОЭСР опубликовано Здравоохранение · Устойчивое развитие · Социальная политика
Женщины и COVID-19: степень уязвимости

Пандемия COVID-19 наносит вред здоровью, социальному и экономическому благополучию во всем мире.

Но именно женщины - в центре.

В основном это связано с тем, что женщины руководят ответными мерами в области здравоохранения: женщины составляют почти 70% работников здравоохранения.

В то же время женщины также берут на себя большую часть бремени по уходу за домом (в 10 раз больше!), учитывая закрытие школ и детских учреждений, а также давнее неравноправие мужчин и женщин в неоплачиваемой работе.

По сути, все политические меры реагирования на кризис должны включать гендерные аспекты и учитывать уникальные потребности, обязанности и перспективы женщин.

С медицинской точки зрения данные свидетельствуют о том, что COVID-19 сильнее поражает мужчин, чем женщин. Смертность среди мужчин, которые заразились COVID-19, на 60-80% выше, чем у женщин.

Рассмотрим разные аспекты такого дисбаланса.

1. Женщины и обязанности по уходу в условиях COVID-19. Женщины составляют примерно 2/3 трудовых ресурсов здравоохранения во всем мире, и, хотя во всем мире они недостаточно представлены среди врачей, стоматологов и фармацевтов, они составляют около 85% медсестер и акушерок в 104 странах. В странах ОЭСР почти 1/2 врачей - женщины. Женщины также составляют подавляющее большинство рабочей силы по долгосрочному уходу - чуть более 90% в среднем по странам ОЭСР. Особое беспокойство вызывает старение рабочей силы врачей - более 1/3 всех врачей в странах ОЭСР старше 55 лет. Это усугубляет высокие риски, с которыми уже сталкивается медицинский персонал.

2. Домашние обязанности. Мало того, что женщины занимают доминирующее положение в сфере ухода, они также обеспечивают большую часть неоплачиваемой работы на дому. В среднем по ОЭСР чуть более 4 часов в день женщины систематически тратят на неоплачиваемую работу, что примерно на 2 часа в день больше, чем мужчины. COVID-19 увеличит бремя неоплачиваемой работы женщин. Например, повсеместное закрытие школ и детских учреждений не только увеличит количество времени, которое родители должны тратить на уход за детьми и присмотр за ними, но также заставит многих контролировать или вести домашнее обучение.

3. Женщины, занятость, доходы и COVID-19. Пандемия приведет к значительной потере рабочих мест. Данные прошлых экономических кризисов и кризисов в области здравоохранения указывают на то, что шок в масштабах пандемии COVID-19 влияет на мужчин и женщин по-разному. Например, финансовый кризис 2008 года характеризовался большей потерей рабочих мест в секторах, где доминировали мужчины (особенно в строительстве и производстве) и увеличением количества часов, отработанных женщинами, особенно в первые годы. На этапе восстановления занятость мужчин улучшалась быстрее, чем занятость женщин. Однако данные экономических кризисов, вызванных инфекционными заболеваниями, часто указывают на более резкие последствия для женщин. Например, данные о вспышке Эболы в Западной Африке в 2014–2015 годах свидетельствуют о том, что женщины пострадали больше от кризиса, отчасти потому, что их роль как лиц, осуществляющих уход, привела к более высокому уровню заболеваемости среди женщин, и отчасти потому, что экономический спад сильнее затронул типы работ, которые чаще выполняются женщинами (в данном случае работниками розничной торговли, гостиничного бизнеса и туризма). В краткосрочной перспективе экономические последствия COVID-19, скорее всего, затронут одни сектора экономики больше, чем другие, причем женщины могут подвергаться чрезмерному воздействию. Скорее всего, отрасли промышленности, которые полагаются на путешествия и физическое взаимодействие с клиентами, неизбежно пострадают. Это включает в себя авиаперелеты, туризм, розничную торговлю, услуги по размещению (например, гостиницы) и услуги по доставке еды и напитков (например, кафе, рестораны и общественное питание).

Многие из этих отраслей являются основными работодателями для женщин: в среднем по странам ОЭСР с сопоставимыми данными женщины составляют примерно 47% занятых в авиатранспортной отрасли, 53% в сфере услуг по доставке продуктов питания и напитков и 60% в сфере услуг по размещению. Некоторые отрасли, расположенные ниже по цепочке поставок, также пострадают очень быстро. Одним из примеров является швейная промышленность, которая, вероятно, столкнется с перебоями как со стороны предложения (например, из-за мер по ограничению, заставляющих закрывать фабрики), так и со стороны спроса (например, принудительное закрытие розничных магазинов, приводящее к падению заказов). Женщины в значительной степени представлены в этой отрасли, так как 3/4 работников швейной промышленности во всем мире - женщины.

Для некоторых работающих женщин государственный сектор может предложить некоторую защиту, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В странах ОЭСР женщины составляют непропорционально большую долю работников государственного сектора: в среднем чуть более 60% работников государственного сектора составляют женщины, а в Дании, Финляндии, Норвегии и Швеции этот показатель достигает примерно 70%.

Самозанятые и малые и средние предприятия (МСП) находятся в центре нынешнего кризиса. Несмотря на то, что масштабы экономической проблемы все еще не решены, вполне вероятно, что МСП и самозанятые лица сильно пострадали от нарушения цепочек поставок в затронутых странах и будут серьезно затронуты долгосрочным экономическим спадом. Отсутствие цифровых средств и возможностей, позволяющих их работникам выполнять удаленную работу, также может поставить их в невыгодное положение в нынешних условиях. В целом, многим МСП не хватает ресурсов для адаптации.

Приблизительно 5% женщин трудоспособного возраста в странах ОЭСР являются владельцами устоявшегося бизнеса (то есть бизнеса старше 42 месяцев), в то время как 3% являются владельцами нового бизнеса (то есть бизнеса моложе 42 месяцев) и еще 5% активно пытаются начать бизнес. Данные финансового кризиса 2008 года показывают, что бизнес, возглавляемый женщинами, не обязательно более уязвим, чем бизнес, возглавляемый мужчинами. Есть некоторые свидетельства того, что женщины работают на предприятиях с более низким уровнем капитализации и в большей степени зависят от самофинансирования.

4. Доходы женщин и повышенный риск бедности среди женщин. Независимо от гендерного влияния работы и потери бизнеса женщины, вероятно, будут более уязвимы, чем мужчины, к любой потере дохода, вызванной кризисом. Во всех странах ОЭСР доходы женщин в среднем ниже, чем у мужчин. Ожидаемая уязвимость женщин в результате кризиса COVID, вероятно, будет усугубляться в развивающихся странах. Например, в Мексике - стране с уровнем дохода выше среднего - 99% домашних работников (в основном женщин) не охвачены социальным обеспечением.

5. Женщины, роды и насилие. Во всем мире 1 из 3 женщин в своей жизни подвергались физическому и/или сексуальному насилию со стороны интимного партнера или сексуальному насилию, не связанному с партнером. Этот кризис, вероятно, только усугубится в результате COVID-19. Например, данные о вспышке Эболы в Западной Африке в 2014–2015 годах показывают, что во время вспышки женщины и девочки чаще подвергались сексуальному насилию и надругательствам, чем в предыдущие годы.

Отмена общественных мероприятий (например, футбольных матчей) и закрытие социальных пространств в сочетании с закрытием школ и строгим соблюдением карантинных мер часто усиливают разочарование, вызывая всплеск случаев изнасилования и насилия, не ограничивающихся домашним хозяйством. Действительно, ранние сообщения от поставщиков социальных услуг в Китае и некоторых странах ОЭСР свидетельствуют о росте бытового насилия (DV) в отношении женщин во время пандемии, поскольку многие женщины и дети оказываются в ловушке дома со своими насильниками.

До вспышки COVID-19 во всем мире уже было 27% женщин в возрасте от 15 до 49 лет, которые оправдывали использование насилия в семье. Социальные нормы, оправдывающие насилие в отношении женщин, связаны с усилением насилия в отношении женщин. Отношение к насилию в семье определяется процентом женщин в возрасте 15–49 лет, которые считают оправданным удар от мужа по крайней мере по одной из указанных причин: если его жена сжигает еду, спорит с ним, уходит, не сказав ему, пренебрегает детьми или отказывается от сексуальных отношений.

6. Поддержка женщин, работников и семей, на которых возложены обязанности по уходу. Для некоторых работающих родителей дистанционная работа могла бы обеспечить частичное решение, но полная работа в течение рабочего дня может быть очень трудной. На практике это невозможно, особенно для семей с маленькими детьми, для пар, где только один партнер может работать, и для одиноких родителей.

Работники с низкой квалификацией и, в частности, с низкооплачиваемой профессией имеют меньше шансов работать из дома. Многим работающим родителям может потребоваться запросить отпуск с работы. В краткосрочной перспективе они могут использовать установленный законом ежегодный отпуск, хотя это часто остается на усмотрение работодателя.

Например, в Соединенном Королевстве работники должны предоставить своим работодателям уведомление до того, как они уйдут в отпуск, а работодатели могут ограничить и/или отказать в предоставлении отпуска в определенное время.

В Соединенных Штатах на национальном уровне работники вообще не имеют законного права на оплачиваемый ежегодный отпуск.

Почти все страны ОЭСР предоставляют работникам право на увольнение для ухода за больными или травмированными детьми или другими иждивенцами. В некоторых странах родители имеют право уйти в случае непредвиденного закрытия (например, в Польше и Словацкой Республике) или других «непредвиденных чрезвычайных ситуаций» (например, в Австралии и Соединенном Королевстве), которые могут включать внезапное закрытие школы.

Другие страны (например, Австрия, Германия) недавно пояснили, что существующие права на отпуск по чрезвычайным ситуациям будут применяться в случае закрытия школы или учреждения по уходу за детьми. Однако эти права иногда распространяются только на неоплачиваемый отпуск, при этом решение о продолжении выплаты заработной платы обычно остается за работодателем. Многие родители могут не иметь возможности взять неоплачиваемый отпуск на любой срок. Более того, в некоторых странах (например, в Австрии, Германии и Словацкой Республике) эти отпуска (или право на оплату во время отпуска) ограничены по времени, в то время как в других неясно, как долго эти права будут продолжать действовать.

В некоторых странах, где детские учреждения и школы были закрыты (например, в Австрии, Франции, Германии и Нидерландах), некоторые учреждения остаются открытыми со штатным персоналом для ухода за детьми работников основных сфер услуг, особенно в области здравоохранения, социального обеспечения и обучения. Например, во Франции в детских учреждениях для таких семей могут разместиться до 10 детей, а присматривающие за детьми дома могут в исключительных случаях принимать до 6, а не 3 детей. В Нидерландах список основных занятий также включает в себя общественный транспорт, производство продуктов питания, транспортировку и распределение, транспортировку топлива, утилизацию отходов, средства массовой информации, полицию и вооруженные силы и основные государственные органы.

Страны также предлагают финансовую поддержку, чтобы покрыть расходы на организацию альтернативного ухода. В Италии пострадавшие работающие родители с детьми до 12 лет имеют возможность взять 15-дневный отпуск, оплачиваемый в размере 50% от заработной платы или не выплачиваемый родителям с детьми старше 12 лет. В качестве альтернативы они могут иметь ваучер на сумму 600 евро (1000 евро для медицинских работников) для альтернативных услуг по уходу. Эта возможность открыта как для работников, так и для самозанятых.

Франция заявила, что родители, затронутые закрытием школы и/или самоизоляцией, будут иметь право на оплачиваемый отпуск по болезни, если не могут быть найдены альтернативные варианты ухода или работы (например, телеработы).

Португалия объявила, что родители с детьми в возрасте до 12 лет, которые не могут работать на дому и чьи дети находятся в зоне закрытия школ, получают пособие в размере 2/3 их месячного базового оклада, выплачиваемого в равных долях через работодателей и систему социального обеспечения. Работающие не по найму работники могут требовать 1/3 от их стандартного вознаграждения при получении дома.

Еще одна мера - финансовая поддержка работодателям, которые предоставляют работникам оплачиваемый отпуск. В Японии министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения объявило о субсидировании фирмам, которые создают свои собственные системы оплачиваемых отпусков для работников, пострадавших от закрытия школ. Пока работники находятся в отпуске, работодателям будет выплачиваться компенсация за продолжающуюся выплату заработной платы до 8330 иен на человека в день.

В государственном секторе некоторые страны также расширяют гибкие возможности работы, чтобы помочь родителям совмещать работу и уход. Ирландия, например, предоставила множество гибких рабочих возможностей для работников государственного сектора, включая дистанционную работу, гибкие смены, смещенные смены, более длительные часы работы и работу в выходные дни. Инновационная практика подразумевает, что сотрудники должны временно работать в разных ролях или организациях, чтобы эффективно упростить гибкие варианты работы и одновременно предоставлять критически важные услуги.

7. Расширение доступа к пособиям по безработице неформальным работникам. Обеспечение более легкого доступа к пособиям, предназначенным для семей с низкими доходами, в частности для одиноких родителей, которые преимущественно являются женщинами.

Некоторые из них (Италия, Испания, Словацкая Республика и Великобритания) ввели временные отсрочки платежей по ипотечным кредитам; другие временно лишены права выкупа (США) или выселения (Франция, Испания, Великобритания, Соединенные Штаты и некоторые канадские регионы и муниципалитеты).

В результате изменения законодательство Греции временно разрешает арендаторам, чей трудовой договор был приостановлен из-за кризиса COVID-19, платить только 60% от своей ежемесячной арендной платы за основное место жительства в марте и апреле.

Япония разрешает домохозяйствам, пострадавшим от COVID-19, откладывать платежи по счетам за коммунальные услуги, если это необходимо.

Некоторые страны ввели меры по поддержке бездомных, которые особенно уязвимы для распространения COVID-19 и не имеют возможности эффективно «укрыться на месте»: Франция, например, заказала гостиничные номера для использования бездомными во время блокировки. В Тунисе чрезвычайный план COVID-19 включает в себя прямые денежные переводы в размере 58 млн. долл. США в пользу особо уязвимых групп, включая домохозяйства с низким доходом, инвалидов и бездомных.

8. Поддержка предпринимателей и владельцев малого бизнеса. Действия государственной политики по поддержке самозанятых и предпринимателей на начальных этапах пандемии COVID-19 направлены на оказание финансовой поддержки для повышения шансов на выживание бизнеса. Опросы среди МСП в нескольких странах ОЭСР подтверждают, что более 50% МСП уже потеряли значительный доход и у них есть риск потерять бизнес менее чем за три месяца.

Правительства предпринимают действия для поддержки самозанятых, хотя на сегодняшний день ни одно из действий не было сосредоточено конкретно на женщинах-предпринимателях. Страны используют разные механизмы для предоставления финансовой поддержки. Наиболее распространенными формами поддержки являются сокращение, отсрочка или отмена социальных взносов для самозанятых (например, в Бельгии). Редко страны включают мораторий на налог для МСП и самозанятых (например, в Италии, Испании, Южной Африки, Чили, Перу и Аргентине) и временную приостановку выплаты по ипотечным кредитам (по основному месту жительства) для самозанятых, сообщающих о квартальном доходе от убытков более 30%, как, например, в Италии.

9. Поддержка жертв гендерного насилия и доступа к правосудию. Государственная политика может помочь женщинам, оказавшимся в ловушке дома со своими насильниками. Для решения конкретных проблем на гендерной основе, многие страны, включая Чили, Колумбию, Италию, Испанию и Соединенные Штаты, проводят специальную политику, направленную на поддержку жертв насилия в отношении женщин во время пандемии COVID-19.

Например, власти в Боготе, Колумбия, гарантируют, что жертвы и лица, пережившие бытовое насилие, будут иметь полный доступ к денежным переводам и поддержке в период кризиса COVID-19.

Министерство по делам женщин и гендерного равенства Чили объявило о мерах профилактики и сдерживания, таких как постоянные операционные центры для женщин и приютов, кампании по поощрению информирования о насилии в отношении женщин и онлайн-курсы по профилактике.

Италия направила государственные средства на борьбу с насилием над женщинами, в том числе средства, специально предназначенные для проблем, вызванных COVID-19, и продвигает информационную кампанию для охвата жертв.

В некоторых частях Испании фармацевтов обучают определять кодовое слово («mascarilla19») в качестве запроса о помощи; услышав фразу,работники активируются, и пострадавшие женщины и несовершеннолетние должны быть переведены в государственные жилища.

В некоторых штатах США действует временная защита от приказов о злоупотреблениях и принимаются меры по предотвращению распространения передачи COVID-19 в приютах для пострадавших женщин.

10. Оценка гендерного воздействия, гендерное бюджетирование и учет гендерных (чрезвычайных) политических мер. Пандемия COVID-19 вызвала немедленные ответные меры бюджетной политики со стороны правительств, чтобы поддержать потребности в расходах в секторе здравоохранения и смягчить экономические последствия.

Канада и Испания являются странами с давней традицией использования оценок гендерного воздействия, и они быстро мобилизовали меры на случай непредвиденных обстоятельств для обеспечения гендерного равенства. Канада с ее формализованной стратегией учета гендерных факторов «Гендерный анализ плюс» предложила помощь в размере до 50 млн канадских долларов приютам для женщин, а также центры помощи, чтобы помочь или предотвратить случаи домашнего насилия в ответ на кризис COVID-19.

Принципиально важно увеличить роль и число женщин в процессах принятия решений, связанных с профилактикой и реагированием на COVID-19 во всех странах, и особенно в области развития и гуманитарной помощи.