Защита осведомителей VS дело врачей

Александра Коваль Александра Коваль Директор Клуба Россия-ОЭСР опубликовано Здравоохранение · Борьба с коррупцией
Защита осведомителей VS дело врачей

Пандемия COVID-19 стала еще одним подтверждением того, что в мире, в целом, и в России, в частности, важно совершенствовать подходы к защите осведомителей.

Эксперты ОЭСР убеждены: одним из многих ценных уроков, извлеченных из этой пандемии, будет то, что обществу необходимы осведомители и их нужно защищать.

Предварительные оценки исследования показали, что число инфекций в Китае могло бы быть уменьшено до 95%, если ограничительные меры и меры смягчения последствий (тестирование, социальное дистанцирование, ограничения на поездки) были реализованы ранее.

Тем не менее, поскольку правительства принимают меры по сдерживанию пандемии, появляются сообщения о попытках заставить замолчать работников здравоохранения и журналистов, которые хотят предупредить о существующих опасностях.

Если бы эти ранние предупреждения были услышаны и осведомители были бы защищены, а не замалчивали проблемы, вспышка, возможно, не достигла бы нынешних масштабов.

В г. Ухань (Китай) врач Ли Вэньлян получил выговор и был вынужден подписать заявление в полиции о том, что его публикация в социальных сетях о коронавирусе была незаконной. Позже он заразился от пациента и умер. Доктор Ай Фен из центральной больницы Ухани заявила, что ее руководители пытались заставить замолчать ее после того, как она предупредила о рисках коронавируса, и позже она исчезла.

В штате Вашингтон (США) Минг Лин, врач отделения неотложной помощи, был уволен за то, что дал интервью газете о неадекватном защитном снаряжении и тестировании.

О давлении и угрозах сообщают и врачи в России.

В ответ на пандемию правительства, международные организации, компании и НКО приступили к массовому срочному финансированию мер по сдерживанию коронавируса. Правительства разрабатывают пакеты мер по смягчению последствий пандемии и предотвращению экономического кризиса.

Учитывая срочность принятия таких мер, стандарты прозрачности и подотчетности не всегда реализуются в полном объеме, что, несомненно, увеличивает риски коррупции.

Проект OCCRP уже составляет отчеты о коррупции, связанной с пандемией.

Среди них и случай с растратами исследовательских фондов ЕС в Греции, и победа в госзакупке в Словении на поставку неуказанного «защитного оборудования» для борьбы с COVID-19 25,4 млн евро компании без опыта в сфере здравоохранения и пр. Руководитель аппарата губернатора Саратовской области подала в отставку по собственному желанию после того, как прокуратура начала проверять закупку властями региона одноразовых нестерильных масок по 425 руб. за штуку. Такие примеры в России далеко не единичны.

Осведомители часто первыми обнаруживают факты коррупции и мошенничества. Например, врачи, сообщающие о важных медицинских разработках; государственные служащие, сообщающие о мошенничестве или растрате при закупках в сфере здравоохранения; сотрудники компании, сообщающие о взяточничестве для получения выгодных сделок с медицинскими товарами или оборудованием и т.д.

Как на международном, так и на национальном уровне существует относительный правовой вакуум, когда речь заходит о нормах защиты осведомителей.

Первым детальным юридически обязательным документом, регулирующим вопросы защиты осведомителей, стала Директива ЕС о защите осведомителей от 2019 г.

Положения Директивы распространяются в отношении целого ряда секторов, в т.ч. в отношении сектора здравоохранения.

Директива устанавливает обязательство стран-членов установить в законодательстве требования, в соответствии с которыми юридические лица в частном и государственном секторах должны устанавливать каналы и процедуры для внутренней отчетности. Требования создания канала отчетности применяются в отношении компаний в частном секторе, число сотрудников которых превышает 50 человек.

Директива устанавливает запрет любых форм возмездия в отношении осведомителей, включая увольнение, понижение в должности или отказ от продвижения по службе, смену места работы, снижение заработной платы, изменение рабочего времени, применение любой дисциплинарной меры или другого наказания, включая финансовое, принуждение, запугивание, дискриминацию, досрочное расторжение временного трудового договора, вред, в т.ч. репутации человека, особенно в социальных сетях, досрочное расторжение договора на товары или услуги, аннулирование лицензии или разрешения и др.

Директива имплементирована в национальное законодательство государств-членов ЕС. Например, Латвии, представительница которой приняла участие в вебинаре ОЭСР 22 мая 2020 г.по теме «Экстренные меры по защите осведомителей и продвижению отчетности во время кризиса COVID-19 и после него». Ровно год как в Латвии действует закон о защите осведомителей. Закон предполагает создание каналов для защиты осведомителей в частном и публичном секторе. Был создан веб-сайт для подачи заявлений онлайн. За год действия закона было получено более 400 заявлений в рамках публичного сектора.

По мнению экспертов ОЭСР, Директива может изменить ситуацию в Европе, поскольку она предполагает масштабные реформы для облегчения подачи заявлений осведомителями.

Есть и другие международные инициативы, подчеркивающие значимость защиты осведомителей для эффективной борьбы с коррупцией: Принципы высокого уровня G20 2019 г. для эффективной защиты информаторов и Рекомендация ОЭСР по государственной целостности, которая призывает страны поддерживать открытую организационную культуру в государственном секторе, в т.ч. с помощью надежных механизмов защиты осведомителей.

Защита осведомителей – приоритетный вопрос, который ОЭСР планирует рассмотреть в ходе пересмотра Рекомендации по борьбе со взяточничеством 2019 г. Рекомендация является ключевым инструментом ОЭСР, принятым в развитие Конвенции по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок путем дальнейшего усиления борьбы со взяточничеством за рубежом.

Россия – полноправный участник Конвенции, но далеко не все ключевые положения этого международного договора были имплементированы в национальное законодательство, что существенно усложняет переход России на следующие фазы мониторинга исполнения Конвенции. О ключевых проблемах в имплементации Конвенции ОЭСР мы писали ранее.

В России сегодня отсутствует комплексный закон для защиты прав осведомителей, который охватывал бы как государственный, так и частный сектор. Созданы только общие основы для защиты участников уголовного процесса в соответствии с ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Однако они распространяются только на тех, кто уведомил о коррупционном преступлении правоохранительные органы, а лица, сообщившие о коррупционном правонарушении, остаются без государственной защиты. Кроме того, в действующем законодательстве отсутствует и защита трудовых прав осведомителей.

Попытки принять закон о защите осведомителей в России были. Но законопроект, предусматривающий меры защиты людей, которые уведомили работодателя, прокуратуру или госорганы о коррупционных правонарушениях, которые совершены в госорганах, органах местного самоуправления или организациях (внесенный в Госдуму еще в 2017 г.), был отклонен в июне прошлого года. Эффективная защита осведомителей, к сожалению, не является приоритетом.

ОЭСР полагает, что первым шагом для правительств, стремящихся содействовать отчетности во время кризиса COVID-19 и после него, должно стать введение гармонизированных и надежных стандартов правовой защиты для лиц, сообщающих о нарушениях.

Если в ЕС такие основы уже созданы, России только предстоит задуматься о проблеме и решить ее.

Международные стандарты формируются, и теперь их необходимо адаптировать и применять на национальном уровне. ОЭСР через Рабочую группу по борьбе с подкупом работает над тем, чтобы эти стандарты были пересмотрены и внедрены в странах ОЭСР и за ее пределами.

Вторым гораздо более сложным шагом будет добиться уверенности в их соблюдении. Даже с самой надежной правовой защитой осведомителям все равно приходится преодолевать значительный страх и угрозу своей карьере или даже своей жизни, чтобы сообщать о правонарушениях, в т.ч. о серьезных преступлениях.