В силу вступают новые поправки в Гражданский Кодекс!

Алина Валамат-Заде Алина Валамат-Заде Эксперт Клуба Россия-ОЭСР опубликовано в Цифровая экономика
В силу вступают новые поправки в Гражданский Кодекс!

С 1 октября 2019 года в силу вступают поправки в Гражданский Кодекс , внесенные Федеральным законом от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ.

Данные поправки включают в себя ряд базовых положений, касающихся введения в оборот нового объекта гражданских прав - цифровых прав.

В новой редакции Гражданского Кодекса перечень объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ) включает в себя вещи, иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права); результаты работ и оказание услуг; интеллектуальную собственность; нематериальные блага. Таким образом мы можем видеть, что законодателем цифровые права причисляются к имущественным правам. Законодательного определения имущественных прав не существует, однако в правоприменительной практике в их смысле понимаются субъективные права участников правоотношений, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом.

Понятие цифровых прав более подробно раскрыто в статье 141.1 ГК РФ. Согласно ей, цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы. Понятие информационной системы содержится в Федеральном законе "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" – это совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств. Согласно данному определению, к виду информационной системы можно причислить блокчейн. В блокчейне обязательственные и иные права представляет токен. Таким образом, мы можем сделать вывод, что токен по своей сущности является цифровым правом, а значит – новым объектом гражданских прав. Однако определение цифрового права распространяется не на все виды токенов, а только на те, которые предоставляют права своим держателям. Таким образом, «бесполезные» токены (useless tokens), которые прав не предоставляют (например такие, как «бесполезный» Эфириум-токен), понятию цифрового права не соответсвуют и, следовательно, объектом гражданских прав не являются.

Практическое значение включения токенов, предоставляющих своим владельцам права, в перечень 128-ой статьи ГК РФ заключается в том, что теперь такие токены будут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследования, реорганизации юридического лица) либо иным способом.

Тем не менее, необходимо учитывать, что вышеуказанные поправки в Гражданский Кодекс ограничиваются исключительно введением понятия цифрового права, что недостаточно для их эффективного использования. Например, существующее законодательство не даёт ответа на то, каким образом можно будет осуществлять их судебную защиту. Несмотря на то, что использование записей в информационной системе, в том числе в блокчейне, в качестве судебных доказательств не противоречит ни ст. 55 ГПК, ни ст. 64 АПК, соответствующая судебная практика на данный момент отсутствует. Таким образом, законодателем дано право обладать и распоряжаться правами в информационной системе, однако возможность их защиты вызывает вопросы.