«Уберизация» ответственности

Мария Гирич Мария Гирич Эксперт Центра Россия-ОЭСР опубликовано в Инвестиции · Корпоративное управление · Цифровая экономика
«Уберизация» ответственности

За последнее десятилетие онлайн-платформы стали существенной частью повседневной жизни, будь то общение с друзьями через Facebook или вызов такси через Uber.

ОЭСР определяет онлайн-платформу как «цифровую услугу, которая облегчает взаимодействие между 2 или более различными, но взаимозависимыми группами пользователей (компании, частные лица), которые взаимодействуют через эту услугу с помощью Интернета».

Онлайн-платформы оказывают разные услуги - например, услуги поисковых систем (Google и Baidu), социальных сетей (Facebook и Twitter), коммуникационных сервисов (WhatsApp и WeChat), платежных систем и т.д.

Существующее регулирование в основном действует с учетом старых бизнес-моделей, поэтому возникает проблема регулирования такой новой бизнес-модели, как онлайн платформы. Важно отметить, что модели платформ различаются, что порождает различные риски. Кроме того, в цепочках создания стоимости онлайн-платформ задействованы самые разные компании. Например, цепочка начинается с создателей текстового, аудио, видео контента, который публикуется на онлайн-платформах. Для публикации на онлайн-платформе контент должен быть передан через интернет-экосистему. Потребитель входит в интернет-экосистему через интернет-провайдера (например, Comcast). Регистраторы (например, GoDaddy) регистрируют домены веб-сайтов, а реестры (например, Verisign) управляют доменами верхнего уровня, например, .com,. org и т.д. Онлайн-платформы имеют свою собственную сетевую инфраструктуру, включая хосты (например, Amazon Web Services) и транзитные провайдеры (например, Level(3)), которые соединяют хост с остальной частью интернета. Потребители контента могут получить доступ к платформам через браузеры (например, Safari), а также с помощью поисковых систем (например, Google), которые помогают пользователям находить новый контент.

Какие риски ответственного ведения бизнеса затрагивает деятельность онлайн платформ?

  • Потенциальные нарушения прав человека (Глава IV Руководящих принципов ОЭСР для многонациональных предприятий 2011 года).

Одним из рисков в данном случае ОЭСР выделяет нарушение статьи 2 главы 4 - права на недискриминацию. Например, онлайн-платформы социальных сетей могут давать пространство для высказываний на почве ненависти, в том числе за счет распространения недостоверного и ненадлежащим образом оформленного контента, причиняя вред.

Существует риск нарушения статьи 3 – права на жизнь и личную безопасность. Онлайн-платформы могут причинять вред за счет трансляции контента о насилии и террористической деятельности, предоставлять доступ к незаконному контенту и незаконной деятельности.

ОЭСР отмечает, что онлайн-платформы, в частности, социальные сети часто используются экстремистами для вербовки и прямой трансляции насилия и террористической деятельности. Например, в 2019 году террористическая атака на мечеть в Крайстчерче (Новая Зеландия), где погибло 51 человек, транслировалась преступником в прямом эфире на Facebook. И более 200 человек смотрели прямую трансляцию, не сообщая об этом. Кроме того, видео оставалось на Facebook и на YouTube в течение 6 часов. После этого Facebook, YouTube, Twitter и другие платформы приняли политику, запрещающую жестокий и вредоносный контент, а также создали ресурсы для проверки и удаления контента, нарушающего эти стандарты, в частности с использованием ИИ.

На данный момент Директорат ОЭСР по науке, технологиям и инновациям и Комитет ОЭСР по политике в области цифровой экономики проводят работу по созданию стандартов отчетности платформ социальных сетей в отношении попыток загрузки насильственного или экстремистского контента, а также мер, принимаемых компанией для удаления контента.

В связи с тем, что онлайн платформы собирают большие объемы данных, возможен риск нарушения статьи 12, то есть права на конфиденциальность, за счет предоставления информации правоохранительным органам и спецслужбам, которые зачастую делают незаконные запросы о предоставлении личной информации о лице (например, о местонахождении, личных отношениях). Кроме того, нарушение статьи 12 возможно за счет продажи онлайн-платформами другим компаниям персональных данных без согласия лица.

Одно из громких дел произошло в 2016 году, когда исследователь из политической консалтинговой фирмы Cambridge Analytica получил доступ к данным о 87 миллионах пользователей Facebook через приложение для викторин, которое исследователь разработал и продвигал на Facebook. Эти данные использовались для разработки политических кампаний.

Деятельность онлайн-платформ может нарушать статью 19 - свобода мнения - например, путем использования ботов с искусственным интеллектом, которые могут предоставлять ложную информацию, публиковать лозунги и др. Зачастую в социальных сетях создаются группы для гражданской активности, поэтому государственные органы могут использовать социальные сети для мониторинга и подавления гражданской активности отдельных лиц, что нарушает статью 20 – право на свободу ассоциации.

Кроме того, социальные медиа-платформы являются частью так называемой «экономики внимания» (attention economy), которая стимулирует продвижение контента, способствующего вовлечению пользователей в платформу. Так, в исследовании ООН было выявлено, что онлайн платформы способствовали преследованию мусульман рохинджа вооружёнными силами и полицией Мьянмы, позволив продвигать контент мьянманскими военными онлайн.

Существует риск нарушения статьи 21 – права на участие в управлении государством, например, когда лица распространяют через онлайн платформы ложную информацию, которая может привести к делегитимизации избирательных процессов.

  • Обеспечение прав трудящихся

Онлайн-платформы предоставляют множество возможностей для работников в цифровой экономике, например, через платформы для поиска работы (например, LinkedIn и Monster.com) или через такие приложения как Uber, TaskRabbit и др. По исследованиям, в 2016 году занятость в «экономике приложений» («app economy») достигла 1 729 миллиона человек, что в 4 раза больше, чем в 2011 году. Онлайн платформы снижают барьеры для поиска работы, между тем существуют риски, связанные с выплатой заработной платы, гарантиями, социальной защитой, возможностями повышения квалификации. Поэтому, например, в ряде стран вводятся меры для защиты водителей Uber. Для обеспечения трудовых прав некоторые компании начали изучать возможности для предоставления льгот и заключения коллективных договоров.

  • Конкуренция (глава X Руководящих принципов ОЭСР 2011 г.)

В данном случае возникают вопросы применения антиконкурентных практик, а также вопрос того, есть ли у потребителей реальный выбор поставщиков услуг. Так, в 2017 году Еврокомиссия оштрафовала Google на 2,4 млрд евро за антиконкурентное манипулирование результатами поиска путем более заметного отображения собственного сервиса покупок в результатах поиска, а в 2019 году последовал еще один штраф в размере 1,4 млрд евро за введение ряда ограничительных положений в контрактах со сторонними сайтами, которые ограничивали возможность конкурентов Google размещать свою поисковую рекламу на этих сайтах.

  • Налогообложение (глава XI руководящих принципов ОЭСР 2011 г.)

Онлайн платформы работают трансгранично и зачастую не имеют физической инфраструктуры. Кроме того, разнообразие функций и бизнес моделей вызывает сложности, связанные с применением налогообложения. ОЭСР планирует провести работу по пересмотру правил распределения прибыли и определения устойчивой связи, а также по совершенствованию мер борьбы с эрозией налоговой базы в условиях развития цифровой экономики.

  • Защита прав потребителей (Глава VIII Руководящих принципов ОЭСР 2011 г.)

В данном случае неясно, в какой степени платформы несут ответственность если один пользователь причинил вред другому. Например, если продавец не предоставляет продукт, приобретенный на платформе, несет ли платформа ответственность за это? Аналогично, какую ответственность будет нести платформа, если продукт, продаваемый третьей стороной, является небезопасным и представляет угрозу потребителю? В США и ЕС уже действует ряд правил об ограничении ответственности платформ за действия третьих лиц, однако в данном случае возникает вопрос ответственного ведения бизнеса, а именно, должной осмотрительности платформ.