Торговля услугами: где густо, а где и пусто

Александра Коваль Александра Коваль Директор Клуба Россия-ОЭСР опубликовано Торговля
Торговля услугами: где густо, а где и пусто

В 2020 г. нормативно-правовая среда для торговли услугами в мире стала более ограничительной, а новые барьеры усугубили шок пандемии COVID-19 для экспортеров.

К такому выводу приходит ОЭСР в обзоре «Индекс ограничения торговли услугами (STRI) ОЭСР: тенденции в политике до 2021 г.», который охватывает правила торговли услугами в 48 странах (включая Россию), на которые приходится более 80 % мирового экспорта услуг.

Для комплексного анализа международной торговли услугами ОЭСР создан Индекс ограничения торговли услугами (STRI). Индекс включает в себя базы данных нормативного регулирования торговли услугами и непосредственно показатель индекса ограничения торговли услугами (включает в себя два значения – 0 и 1, где 0 – полностью открытый рынок услуг, 1 – полностью закрытый) по 22 секторам услуг.

На сайте ОЭСР имеется интерактивная карта, в рамках которой можно посмотреть ограничения по отдельным секторам/странам.

Обновление STRI 2020 выявило 115 изменений политики в 26 странах, затрагивающих 750 мер в базе данных STRI. Это более чем вдвое превышает количество изменений в политике, зарегистрированных годом ранее.

В качестве "лучших" в регулировании международной торговли услугами ОЭСР называет Чехию, Латвию, Нидерланды, Японию, Литву и Великобританию. ОЭСР также позитивно оценивает реформы в Бразилии, Китае, Исландии, Индонезии и Казахстане.

Россия продолжает сохранять оценку одного из самых закрытых рынков для международной торговли услугами и занимает 6-ое место с конца с точки зрения ограничений для импорта услуг.

ОЭСР зафиксировала растущие темпы создания новых барьеров для торговли услугами во всех основных секторах.

Новые ограничения влияют на торговлю услугами в секторах, включая компьютерные услуги, банковские услуги и услуги вещания. Мировая торговля услугами упала на 24 % в III-ем квартале 2020 г. по сравнению с прошлым годом, что представляет собой небольшой рост по сравнению с 30 % спадом, зарегистрированным во II-ом квартале.

Стоит отметить, что большинство мер политики, связанных с COVID-19, которые учитываются в базе данных STRI, не повлияли на показатели, поскольку меры носили временный характер. Однако некоторые меры были актуальны для оценки по STRI. Например, ужесточение условий проверки иностранных инвестиций, расширение участия государства в стратегических секторах, особенно в сфере транспортных услуг, и долгосрочные изменения условий въезда и получения виз.

Хотя общая тенденция заключается в усилении ограничений, правительства всего мира снизили барьеры для трансграничной цифровой торговли в 2020 г. для преодоления последствий пандемии COVID-19.

Это неудивительно, ведь с начала кризиса COVID-19 спрос на услуги широкополосной связи резко вырос, причем некоторые операторы зафиксировали рост Интернет-трафик на 60 % по сравнению с докризисным периодом. Было принято больше мер по упрощению процедур цифровой торговли, чем в предыдущие годы, что облегчило удаленную работу и ведение бизнеса в Интернете.

Также тенденция либерализации затронула услуги доставки, страховые и банковские услуги.

Меры по либерализации, введенные в 2020 г, включали упрощение процедур таможенного оформления и расширение признания методов электронной аутентификации.

Национальные и коллективные действия по устранению барьеров в торговле услугами могут снизить торговые издержки для участников рынка. В среднем по секторам и странам затраты на торговлю услугами могут снизиться более чем на 15 % через 3-5 лет, если страны смогут усовершенствовать регулирование, в т.ч. в рамках всеобъемлющих торговых и инвестиционных соглашений.