Rio Tinto приходится учиться на ошибках

Ольга Магомедова Ольга Магомедова Эксперт Центра Россия-ОЭСР опубликовано Ответственное ведение бизнеса
Rio Tinto приходится учиться на ошибках

Австралийско-британская горнодобывающая и металлургическая корпорации Rio Tinto допустила в своей деятельности ряд грубых ошибок, приведших к разрушению археологической и культурной ценности аборигенов – тысячелетние скальные убежища в ущелье Джуукан в регионе Пибара западной Австралии в мае 2020 г.

Ранее сообщалось, что личную ответственность за случившееся несёт исполнительный директор Rio Tinto, Жан-Себастьян Жак, и он потеряет 4,9 млн долларов США личного дохода.

Но теперь стало известно, что исполнительный директор вовсе покидает свой пост до 31 марта 2021 г. Корпорация уже открыла вакансию на поиск нового более ответственного топ-менеджера. Также компанию покидают генеральный директор железорудного подразделения Крис Солсбери и руководитель группы корпоративных отношений Симона Нивен.

Можно ли было избежать происшествия и происходящей сейчас пертурбации в управлении компании?

По-видимому, разрушение скал было неожиданным для компании, также как и для мировой общественности. Разрушение произошло в результате взрывов, входящих в план работ по разработке железнорудного месторождения Brockman 4. Рудник был открыт к разработкам в 2010 г.

В 2013 г. корпорация получила разрешение на произведение взрывов от Министерства по делам аборигенов на основании Закона о наследии аборигенов 1972 г.

По закону, разрешение на работы не может быть выдано без ведения коренных народов, владеющих землями. Район, где должны были проводиться горные работы, является собственностью племён Puutu Kunti Kurrama Pinikura. Корпорация сотрудничала с представителями этого коренного народа на протяжении 17 лет по реализации других проектов. Проблема в том, что объекты высокой археологической значимости с кладезью исторических артефактов были обнаружены в ходе археологических раскопок доктора М. Слэка только в 2014 г. Таким образом, координаты места запланированных взрывов оказались в 11 метрах от обнаруженных скальных убежищ. Но ведь у компании должна была быть возможность принять меры к нивелированию рисков, возникших в связи с неожиданно открывшимися обстоятельствами? По итогам внутрикорпоративного расследования было определено, что к разрушению скальных укрытий привела совокупность факторов, таких как недостаток обмена данными среди подчинённых компании, недостаток взаимодействия с коренными народами и заинтересованными лицами, принятие ошибочных решений в управлении рисками.

И всё же удивительно видеть компанию Rio Tinto в сводках о злостных нарушениях прав коренных народов. С 2009 г. корпорация проводит публичную нефинансовую отчётность, публикуя годовые отчёты о всех видах своей деятельности, а с 2012 г. также по устойчивым показателям компании. Rio Tinto активно продвигает международные стандарты в отрасли. Так, Rio Tinto поддерживает Инициативу транспарентности горнодобывающей отрасли, является членом Международного Совета по горной добыче и металлам, участвует в Глобальном договоре ООН, ставит высокие корпоративные цели, как нулевой уровень выбросов к 2050 г., и принимает ряд других шагов к устойчивому развитию.

В 2018 г. корпорация приняла стратегию устойчивого развития, а также стала первой горнодобывающей компанией, полностью отказавшись от добычи горючих ископаемых. В рамках реализации подхода устойчивого развития компании предусматривается регулирование вопросов здоровья, безопасности и благополучия человека, соблюдения прав человека, сохранения окружающей среды, корпоративной этики, антикоррупционной политики, управления отходами, взаимодействия с заинтересованными лицами, социально-экономического развития, соблюдения налогового законодательства, изменения климата, развития инноваций и ряда связанных с этими тематиками вопросов. В том числе, о сохранении культурного наследия. Так, например, сообщается о практике компании по разработке и имплементации системы управления культурным наследием, в частности, на проекте Ою Толгой в Монголии. В числе общих мер по сохранению культурного наследия перечисляются: 1) взаимодействие с коренными народами; 2) сохранение местности; 3) проведение археологических исследований; 3) проведение этнографических работ (записи устных объектов культуры коренных народов); 4) проведение культурологический картографии; 5) партнёрство с научными заведениями. Очевидно, что при полноценном выполнении хотя бы одной из пяти видов мер, компания могла бы предупредить разрушение исторического памятника, близлежащего к месту запланированных работ.

Допущение устойчивой компанией таких опрометчивых шагов, которые приводят к непоправимым последствиям, следует рассматривать как результат системной ошибки в управлении. Надо отдать должное, компания старается добросовестно принимать меры к выявлению ошибки: все данные по расследованию случившегося и внутрикорпоративные решения в связи с происшествием публикуются на сайте компании. 24 августа корпорация опубликовала доклад о результатах внутреннего расследования с указанием ряда мелких причин, ошибок и недочетов управленческой системы, кумулятивный эффект которых привёл к серьёзным последствиям.

Были выявлены проблемы в системе принятия решений. В компании не отработаны процедуры для реагирования на незапланированные материальные обстоятельства. Компания имплементирует стандарт управления рисками МФК и проводила оценку рисков проведения работ ещё до обращения за разрешением на взрывы. В 2014 г. компания была уведомлена об археологических работах, и в том числе об изъятии всех артефактов с места раскопок, в связи с чем не сочла необходимым вводить новые риски к управлению. Такое поведение признаётся пренебрежением внутреннего стандарта сохранения местности культурного значения. Вместе с тем, культурные риски и риски по правам коренных народов на объекте Brockman 4 числятся как идентифицированные и оценённые в реестре рисков горнодобывающей деятельности (Rio Tinto Iron Ore Risk register). До 2014 г. риски были оценены как низкие, а позже просто не были изменены.

В период с 2013-2020 г. была ухудшена организация взаимодействия с коренными народами таким образом, что вопросы ущелья Джуукан оказались вне поля внимания. Также компания не располагала достаточной информацией о местности, поскольку после получения разрешения Министерства прекратила применение мер к сохранению местности такие, как археологические раскопки и этнографические записи, поэтому даже информация от экспедиции М. Слэка не была учтена. Таким образом, в операционном управлении образовалось слепое пятно в отношении ущелья Джуукан. Поскольку корпорация управляет 13 тыс. местами ведения работ по всему миру, образование «недостатка информации» не было обнаружено. Это привело к организационному разрыву: информацией об ущелье располагали те отделы компании, которые не имеют отношения к практическим работам, а отделы, отвечающие за взрывные работы, не располагали никакой информацией о технических рисках их работ. Значительную роль сыграл большой промежуток времени между получением разрешения и его практическим использованием: риски на долгосрочную перспективу технически сложнее контролировать.

Непосредственно перед происшествием была нарушена коммуникация с коренными народами в условиях пандемии: многие неформальные взаимодействия были отменены по понятным причинам. По формальным каналам обсуждались иные вопросы, нежели состояние ущелья Джуукан. Коренные народы знали о планируемых работах в целом, но не знали о времени проведения работ, а потому был упущен шанс вернуться к обсуждению культурных рисков накануне проведения работ.

В совокупности событий безалаберное поведение компании привело к нарушению одного из основных принципов ответственного ведения бизнеса - принципа применения надлежащей практики корпоративного управления, закрепленного в Руководстве ОЭСР для многонациональных предприятий. По итогам расследования были определены задачи по преобразованию управления.

Во-первых, укрепление системы взаимодействия с коренными народами и управления культурным наследием. Прежде всего, необходим пересмотр системы приоритизации рисков и порядка получения информации руководством по операционным вопросам. Во-вторых, необходимо ввести новую систему внутренней отчётности по социальной деятельности перед исполнительным комитетом компании, перед управляющими по проектам. Таким образом, вопросы культурного наследия должны контролироваться с той же тщательностью, что и вопросы здоровья, безопасности и окружающей среды по действующей системе. В-третьих, следует повысить эффективность проведения внутреннего аудита. В-четвёртых, необходимо улучшить управленческий надзор и общую ответственность.

Разрушение тысячелетних скальных убежищ – это высокая цена управленческих ошибок. Однако большей ошибкой было бы не учиться на своих прошлых ошибках. По-настоящему ответственная компания сделает правильные выводы.

Для получения ежедневных новостей из мира ответственного ведения бизнеса подписывайтесь на Центр ответственного ведения бизнеса в Facebook.