Маска, в которой я живу

Александра Коваль Александра Коваль Директор Клуба Россия-ОЭСР опубликовано Торговля · Здравоохранение
Маска, в которой я живу

4 мая 2020 г. ОЭСР опубликовала отчет «Глобальные цепочки поставок масок в COVID-19: доказательства и уроки политики».

Последствия COVID-19 привели к серьезной нехватке защитных масок, что в основном объясняется ростом спроса. Поскольку ни одна страна мира сейчас не может удовлетворить растущий спрос на средства защиты, международная торговля имеет важное значение.

В отчете ОЭСР речь идет о медицинских масках, а также о респираторах N95, поскольку они имеют сходную цепочку создания стоимости.

Медицинские маски и респираторы N95 – это средства индивидуальной защиты, которые используются для предотвращения распространения респираторных инфекций. Респираторы N95 в отличие от медицинских масок более плотно прилегают к лицу и могут также защищать от мелких частиц в воздухе. В то время как респираторы N95 предназначены для защиты от инфекций, медицинские маски в основном используются для предотвращения распространения микробов и вирусов.

Медицинские маски не обеспечивают полной защиты от коронавируса, но рекомендуются для медицинских работников, особенно когда их надевают как пациент, так и работник.

Медицинские маски и респираторы N95 являются одноразовыми, что объясняет высокий спрос на них. Маски эффективны только в течение нескольких часов (4 часа для медицинских масок и один день для респираторов N95). Поэтому стратегия состоит в том, чтобы иметь дешевое и одноразовое защитное оборудование, которое можно безопасно утилизировать и заменить.

Первоначально ВОЗ рекомендовала носить маски только при уходе за людьми, которые могут быть заражены COVID-19. Но 6 апреля ВОЗ было выпущено новое руководство по использованию масок здоровыми людьми, и компетентные органы в странах все чаще рекомендуют более широкое использование масок.

В России Роспотребнадзор рекомендовал носить медицинские маски:

  • при посещении мест массового скопления людей, поездках в общественном транспорте
  • при уходе за больными
  • при общении с лицами с признаками вирусной инфекции

В некоторых регионах России ношение маски является обязательным. Например, в Москве с 12 мая 2020 г. согласно Указу мэра необходимо использовать средства индивидуальной защиты органов дыхания (маски, респираторы) и рук (перчатки) при нахождении в транспорте общего пользования, легковом такси, транспортном средстве, осуществляющем перевозки пассажиров и багажа по заказу, а также при посещении объектов торговли.

Удовлетворение спроса на маски - одна из главных проблем для правительств, борющихся с пандемией.

Маски могут играть еще большую роль на следующей фазе кризиса, когда постепенно снимаются ограничения и возобновляется экономическая активность, а вирус остается угрозой.

Согласно данным опроса в профессиональной соцсети для медиков «Доктор на работе», более 70% российских медработников заявляют, что у них "нет возможности полноценно защищаться от коронавируса".

Маски имеют относительно сложный производственный процесс.

Хоть они являются базовыми продуктами и стоят относительно дешево, однако процесс их производства не является таким уж простым.

Для обеспечения фильтрующего свойства используется нетканый материал. Чаще всего это полипропилен, полимер, полученный из нефтяного масла. Полипропилен «выдувается из расплава», чтобы получить волокна небольшого диаметра, которые могут улавливать мелкие частицы. Волокна электрически заряжены, так что частицы притягиваются при прохождении воздуха. Различные слои нетканого материала и текстиля затем собираются ультразвуковой сваркой.

Производство полипропиленового нетканого материала довольно широко распространено, так как его используют в детских подгузниках, женских гигиенических изделиях и одноразовых салфетках, а также в автомобильной и строительной промышленности. Тем не менее, его производят ограниченное число компаний по всему миру из-за высоких начальных инвестиций, необходимых для тяжелой техники. По этой причине было сложно увеличить поставки в период кризиса или найти компании, которые могут перейти на это производство в разумные сроки и без значительных инвестиций.

Для производства маски требуется минимум - 3 слоя:

внутренний слой, контактирующий с полостью рта, который может впитывать влагу (как правило, белый),

слой фильтра, изготовленный из нетканого материала,

внешний слой, защищающий от брызг жидкости (синий, чтобы отличить от внутреннего слоя).

Другие типы тканей (например, хлопок) могут быть использованы для внутреннего и внешнего слоев. Носовые полоски используются для того, чтобы согнуть маску вокруг переносицы, сделанной из металла (алюминий, оцинкованное железо или сталь). Более сложные маски имеют эластичные ушные петли, которые необходимо изготавливать отдельно и прикреплять к фильтрующим слоям.

На полностью автоматизированных производственных линиях можно изготовить до 1000 масок в минуту (хотя средние показатели – это от 35 до 200 масок в минуту). Маски затем стерилизуются перед отправкой на тестирование и упаковку.

Большинство потенциальных новых производителей сдерживает нехватка полипропиленового нетканого материала.

Хотя некоторые предприниматели инвестируют в создание новых мощностей на будущее, большая часть увеличения поставок в период кризиса произошла за счет преобразования существующих производственных линий.

Функционирование транспортной инфраструктуры и логистики, особенно авиаперевозок, имеет решающее значение для поддержки цепочки создания стоимости масок во время кризиса.

Сбои в транспорте и логистике усложнили доставку масок конечным потребителям.

Во-первых, что касается международной цепочки поставок, несколько стран ввели ограничения на экспорт или эквивалентные меры или ввели новые процедуры сертификации, которые могут вызвать задержки в экспорте.

Во-вторых, внутренняя транспортная и логистическая инфраструктура были нарушены из-за COVID-19.

Иногда масок не хватало просто потому, что они не доходили до работников здравоохранения. Основная проблема заключалась в оценке потребностей в режиме реального времени, а также в определении приоритетов и прогнозировании изменений в то время, когда вся система здравоохранения находится в состоянии стресса.

Наблюдается существенный дефицит предложения, и текущий спрос может быть в 10 раз выше, чем мировые производственные мощности.

Китай был основным производителем масок в начале кризиса, на его долю приходилось примерно половина мирового производства. Но даже этого было недостаточно для удовлетворения собственного спроса, связанного с COVID-19, и Китай импортировал большое количество масок.

В январе 2020 г. Китай мог производить 20 млн масок в день, что было недостаточно для удовлетворения общего спроса, оцениваемого в 240 млн масок в день, для снабжения работников здравоохранения, производства и транспорта. Производство масок в Китае удалось увеличилось в 6 раз. Показатели достигли 116 млн масок в день в конце февраля и 200 млн в день в конце марта (10-кратный рост).

По данным, которые приводит газета «Ведомости», на 23 апреля 2020 г., медицинских масок делали 2,3 млн в сутки.

Производить защитные маски в Китае (более 1 млн в день) стали: автопроизводитель BYD, совместное предприятие SAIC и General Motors, производитель детских товаров DaddyBaby, компания-производитель iPhone Foxconn и China Petroleum and Chemical.

На раннем этапе Китай решил вопрос о поставках нетканого материала, разработав план по увеличению производства полипропилена, полученного раздувом из расплава.

103 компании были вовлечены в наращивание производства, чтобы производители масок не столкнулись с нехваткой ключевого компонента.

Предоставление медицинских масок работникам здравоохранения и пациентам с COVID-19 во всем мире уже выводит глобальный спрос на уровень, превышающий докризисные производственные мощности.

В мире около 43 млн работников здравоохранения. Предполагая, что только 1/3 работников здравоохранения нуждается в маске и что каждый работник здравоохранения использует в среднем 2 маски в день, глобальный спрос на медицинские маски будет около 28 млн масок в день.

Если учесть тех, кто ухаживает за больными с COVID-19 и больными с подозрением на вирус, то это увеличит потребность еще на 12 млн масок в день.

Поскольку маски рекомендуются для более широкого использования населением в целом, и все большее число стран требуют, чтобы граждане носили их в общественных местах, приведенные выше оценки для Китая, будут применимы и к другим странам.

То есть спрос на маски может быть в 10!!! раз выше, чем до кризиса в странах, пострадавших от вируса. Чтобы удовлетворить этот спрос, важно продолжать увеличивать предложение.

Многие страны также ввели ограничения на экспорт масок или эквивалентные меры.

Например, в Китае не вводился прямой запрет экспорт, но применялась обязательная закупка: все заказы в январе и феврале направлялись правительству, а экспорт возобновился лишь в марте. Китайский Тайбэй был первой экономикой, которая запретила экспорт масок 24 января 2020 г. Эти запреты на экспорт или обязательные закупки, как правило, носят временный характер, а некоторые уже отменены.

В то время как в некоторых странах ЕС, производящих маски, введен запрет на экспорт, 15 марта было принято общеевропейское решение в отношении разрешений на экспорт. Экспорт не запрещен, но перед тем, как разрешить экспорт, необходимо принять во внимание потребности стран ЕС.

Аналогичная система была введена в США с 10 апреля 2020 г.: принято временное правило, запрещающее экспорт масок, но с учетом ряда исключений (например, раскрытие ранее существовавших коммерческих отношений).

Россия ввела временный запрет на экспорт медицинских масок, за исключением случаев международной гуманитарной помощи другим странам, 2 марта в Постановлении Правительства. Предполагалось, что ограничение будет действовать до 1 июня. Однако 3 мая Правительство России отменило мораторий на вывоз медицинских масок.

Некоторые страны облегчили торговлю масками и другими средствами защиты, отменив тарифы или приостановив лицензирование и сертификацию.

Важность сохранения цепочек поставок была подчеркнута в совместном заявлении министров Австралии, Брунея-Даруссалама, Канады, Чили, Мьянмы, Новой Зеландии и Сингапура, в котором подтверждается их приверженность обеспечению связности цепочек поставок в период кризиса COVID-19.

Импортные тарифы на маски были временно отменены в Аргентине, Бразилии, Канаде, Колумбии, Коста-Рике, Доминиканской Республике, Эквадоре, Сальвадоре, ЕС, Индии, Корее, Лаосе, Малайзии, Пакистане, Панаме, Перу, Филиппинах, ЮАР, Швейцарии, Турции, Украине, Уругвае, Вьетнаме и Великобритании. В России отменен НДС на импорт медизделий, в т.ч. масок.

Следует отметить, что Колумбия, Эквадор, Малайзия и Украина запретили экспорт и устранили барьеры для импорта, что представляется логичным для обеспечения доступности масок внутри страны, но ставит вопрос о том, что произойдет, если все страны поступят одинаково.

Ограничения на экспорт имеют три последствия:

  1. мешают некоторым странам, не имеющим производственных мощностей, получить доступ к маскам
  2. могут иметь негативные последствия, когда страны, имеющие маски, нуждаются в большем количестве или должны импортировать другие необходимые медицинские принадлежности (или материалы для производства масок)
  3. повышают цены и способствуют незаконной деятельности (черные рынки и мошенничество).

Экспортные ограничения также могут создавать неопределенность, которая влияет на инвестиционные стратегии фирм.

В Китае среди ключевых производителей масок есть и иностранные компании. Заводы 3M и Honeywell (США) или Medicom (Канада) в основном производили товары для китайского рынка, но (как и китайские компании) не могли экспортировать маски в январе и феврале 2020 г. Во Франции реквизировали маски, изготовленные шведской фирмой Mölnlycke и предназначенные для других рынков ЕС.

Экспортные ограничения могут препятствовать иностранным инвестициям. Страны ужесточают проверку инвестиций для компаний, определенных как стратегические, и которые могут быть предметом враждебных поглощений. Например, в руководство ЕС, опубликованном 25 марта 2020 г., странам-членам рекомендуется в полной мере использовать механизмы скрининга в отношении прямых иностранных инвестиций для инвестиций в отрасли, связанные со здравоохранением.

ОЭСР подчеркивает, что необходимо найти правильный баланс между защитой отечественных фирм от враждебных поглощений и приобретений во время кризиса и избеганием барьеров, которые поставят под угрозу будущие инвестиции на этапе восстановления.

Международная торговля и инвестиции в глобальные цепочки создания стоимости масок – важный шаг для ответа на кризис COVID-19 в краткосрочной перспективе.

В некоторых странах созданы новые производственные мощности, и предложение будет увеличиваться, поскольку правительства поощряют фирмы перемещать производство. Компании видят новые возможности для бизнеса. Но в некоторых странах нет производственных мощностей, специализированных машин и доступа к производственным ресурсам.

По мере уменьшения дефицита важно восстановить более открытую торговую среду, в которой отменены запреты на экспорт, а глобальная цепочка создания стоимости масок может полностью обеспечить всех, кто в них нуждается. В краткосрочной перспективе необходимо значительное увеличение поставок, что требует государственного планирования и стимулов для фирм переоборудовать существующие сборочные линии и создать дополнительные мощности.

Процедуры сертификации должны быть ускорены, чтобы позволить маскам, произведенным новыми компаниями, появиться на рынке как можно скорее. В то время как наиболее эффективные медицинские маски могут быть зарезервированы для работников здравоохранения (с респираторами N95 для наиболее уязвимых из них), маски более низкого уровня можно использовать в других секторах.

Больше внимания следует уделять доступу к производственным ресурсам и развитию производственных мощностей по производству полипропиленовых нетканых материалов, получаемых из расплава. Правительствам следует избегать накопления и спекуляций: производители нетканых материалов сообщили о получении заказов от компаний, не производящих маски, желающих перепродать материал по более высокой цене.

Для снижения рисков необходим многоцелевой подход. Возможное решение может включать в себя сочетание разработки стратегических запасов, предварительных соглашений с компаниями о быстрой конверсии сборочных линий во время кризисов.

Поскольку маски могут легко храниться в течение длительного периода (не менее 10 лет), стратегические запасы позволяют странам производить или импортировать большое количество масок с течением времени, а затем быть готовыми удовлетворить высокий спрос во время кризисов.

Кризис может быть долгим, а запасы недостаточными, поэтому планы на случай непредвиденных обстоятельств по увеличению предложения во время кризисов будут необходимы. Это включает в себя создание списка компаний, которые потенциально могут преобразовать свои производственные линии. Эти компании должны быть подготовлены с соответствующими капиталовложениями и доступом к ресурсам.

Правительство может координировать такие усилия и предоставлять субсидии или финансовые стимулы частным компаниям для участия в программе действий в чрезвычайных ситуациях.