Искусственный интеллект: лидерство жаждет активной позиции

Александра Коваль Александра Коваль Руководитель Клуба Россия-ОЭСР опубликовано в Цифровая экономика
Искусственный интеллект: лидерство жаждет активной позиции

Сегодня на международном уровне еще нет единых стандартов ответственного поведения для цифровых компаний, в т.ч. занимающихся искусственным интеллектом (далее - ИИ).

Разработка стандартов должной осмотрительности в отношении нефинансовых рисков цифровых компаний в ОЭСР еще не запущена.

Но, по мнению Центра Россия-ОЭСР, комплексный цифровой комплаенс (то есть правила внутренней политики IT компаний) мог бы стать важным инструментом для устранения барьеров в цифровой экономике. Тем более - базу для его создания ОЭСР уже сделала.

ОЭСР в 2019 г. приняла Рекомендацию по развитию искусственного интеллекта (ИИ), которая была представлена на Министерской конференции.

Стоит отметить - что это уникальный в своем роде международный документ, который устанавливает правила игры для компаний, использующих ИИ.

Но ОЭСР идет дальше, памятуя, что ее рекомендации часто носят слишком общий характер, и сегодня преступила к разработке практического Руководства по оценке имплементации странами этой Рекомендации.

Задача Руководства - определить практические меры для руководящих органов и бизнеса по ответственному развитию и использованию технологии ИИ.

Если мы хотим видеть наши IT компании, специализирующиеся на разработке и использовании ИИ, на международных рынках, то активное участие в разработке такого Руководства - безусловная задача России.

Почему?

Назовем 8 причин:

1. Рынок выскотехнологических услуг, в т.ч. в сфере ИИ, характеризуется высокой экспортной конкурентоспособностью. Именно компьютерные услуги - это наиболее динамичный сегмент международной торговли услугами. Их опережающее развитие сохранится и в будущем. Этот сегмент обслуживает потребности цифровой экономики. Вклад высокотехнологичных услуг в общий экспорт услуг в России должен возрасти с нынешних 30% до 36-38% к 2024 г.

2. Но сохраняются серьезные барьеры для экспорта российских услуг на зарубежные рынки. Известен пример ограничений в отношении Лаборатории Касперского в США. В отношении иностранного ПО и компьютерных услуг применяются ограничения, которые объясняются в т.ч. соображениями безопасности и необходимостью соответствия международным стандартам. Так как единых стандартов сегодня нет (а это как раз задача разрабатываемого Руководства в сфере ИИ - их установить), то применение таких ограничений часто может носить вольный и даже политически мотивированный характер.

3. Национальные законы о персональных данных и правилах обращения с ними - один из главных барьеров для развития ИИ. Такое регулирование существенно отличается от страны к стране. В ЕС обработчику и контролеру данных важно обеспечить право на забвение и переносимость данных, в США - необходимо учесть все отраслевые законы, в Китае и России - требование локализации и т.д. Разные подходы к регулированию данных могут стать обоснованием для введения барьеров в отношении иностранных разработчиков решений в области ИИ. И, конечно, российские компании тут не будут исключением. Сегодня все страны настроены на поддержку национального протекционизма в сфере высокотехнологичных услуг с использованием ИИ.

4. Для преодоления таких барьеров нужны единые и одобренные на международном уровне правила игры. Благодаря этому разрабочики систем ИИ и компании, использующие ИИ, смогут свободно экспортировать свои решения. Таким инструментом должно стать практическое Руководство ОЭСР в сфере искусственного интеллекта.

5. Сегодня сама Рекомендация (основа для Руководства) делает упор на вопрос прав человека и не содержит четких принципов в таких существенных для развития ИИ сферах, как защита прав потребителей, соблюдение законодательства о защите персональных данных, конкуренция, охрана интеллектуальной собственности и т.д.

6. Отсутствие конкретизации отраслевых рисков развития ИИ с учетом общего акцента на права человека - это очень "хороший" инструмент для манипуляции со стороны регуляторов. Потому что "права человека" - слишком обширное понятие. Почти 1/3 споров в рамках национальных контактных центров посвящена вопросам нарушений компаниями прав человека.

7. Совсем другое дело, если будущее Руководство будет конкретизировать специфичные для отрасли стандарты. Например, стандарт соблюления прав потребителей. Наиболее существенным риском для IT компаний в сфере ИИ является вопрос защиты прав потребителей. По данным Deloitte, среди всех продавцов, которые использовали решения в сфере ИИ для персонализации потребительского опыта, 40% из них использовали ИИ с целью адаптации ценообразования и рекламных акций под нужд потребителя. Использование ИИ может приводить к ценовой дискриминации, использованию (пусть и непреднамеренному) уязвимостей потребителей, дискриминации в рекламе и т.д.

8. Устранить эти и другие риски, например, риски нарушения законодательства о персональных данных, нефинансовые риски, призван цифровой комплаенс. Именно задача разработки и внедрения цифрового комплаенса для компаний в сфере ИИ, который направлен на минимизацию рисков в отдельных секторах, должна быть реализована в ходе разработки практического руководства ОЭСР. Это то решение, которое создаст условия для устранения барьеров для экспорта российских высокотехнологичных решений в области ИИ в страны ОЭСР.

Россия может выступить с подобными предложениями на очередном заседании Комитета по политике в области цифровой экономики ОЭСР (1-2 июля 2019 г.).

Это позволит включить в будущее Руководство ОЭСР по ИИ новые стандарты работы бизнеса в сфере ИИ, которые будут наглядным пособием для IT компаний по порядку снижения специфичных нефинансовых рисков, что обеспечит устойчивое развитие такого бизнеса и его экспортоориентированность.

С другой стороны - включение таких стандартов в международно признанное и принятое многими странами Руководство ОЭСР снизит возможность третьим странам создавать внешние барьеры для импорта российских технологий ИИ со ссылкой на слишком общие стандарты должного поведения, например в виде "риска нарушения прав человека".