CRS: данные получены, что дальше?

Александра Коваль Александра Коваль Директор Клуба Россия-ОЭСР опубликовано Налоги
CRS: данные получены, что дальше?

ОЭСР опубликовала Отчет о налоговом администрировании 2021 г. В отчете содержится много интересной информации о работе 59 налоговых администраций в странах-членах ОЭСР и партнерах Организации, в том числе и о России.

Более того, в документе раскрываются некоторые «секреты» работы ФНС. В частности, обращает на себя внимание информация о работе аналитической системы ФНС «Финансовая отчетность (CRS)».

Как работает система?

После получения данных в соответствии Common Reporting Standard (CRS) в рамках автообмена информацией с зарубежными партнерами (более 700000 счетов в год от 75 юрисдикций, общая сумма которых составляет около 13 трлн. рублей) они загружаются в "озеро" данных, которое также включает наборы данных из 5 других внутренних баз данных ФНС.

Происходит мгновенная обработка данных: система использует 16 предустановленных алгоритмов, чтобы связать информацию CRS с данными в других системах и гарантировать отсутствие ошибок. По оценкам ФНС, наиболее действенными индикаторами являются имя и дата рождения.

Алгоритмы жестко настроены. Элементы данных CRS одновременно сопоставляются по всем базам данных: как минимум 2 элемента должны полностью совпадать, в случае конфликта между алгоритмами или совпадения только 1 элемента в алгоритме данные владельца учетной записи отправляются оператору для полуавтоматической проверки. На этом этапе система помогает оператору определить причину ошибки и лучшее решение. Результаты этой работы копируются системой для дальнейших проверок.

Согласно данным ФНС, общая доля соответствий (matching rate) составляет 83 %, при этом 56 % соответствий формируется на стадии автоматический идентификации, а еще 27 % на уровне полуавтоматической верификации. Таким образом, в отношении 17 % записей о финансовых счетах соответствия не выявляются, а у ФНС появляются вопросы.

Когда данные успешно сопоставлены, они переносятся в другое озеро данных, содержащее дополнительную внутреннюю информацию для профилирования рисков. ФНС определяет 6 видов рисков. Идентифицированные риски мгновенно доводятся до сведения ответственных местных налоговых органов.

Цель этих мероприятий - выяснить, имеет ли соответствующий налогоплательщик какой-либо незадекларированный доход из источников за пределами России, владеет ли он иностранной компанией или имеет активы, которые можно использовать для погашения налоговой задолженности. Алгоритмы в основном заданы заранее, однако, когда возникающие риски проверяются налоговыми инспекторами, система это учитывает.

С какими данными сравниваются данные, полученные в рамках автообмена?

Как сообщается в презентации ФНС, данные, полученные в рамках автообмена, сопоставляются с 5 базами данных:

  • база данных о контролируемых иностранных лицах (КИК)
  • Единый государственный реестр налогоплательщиков (ЕГРН)
  • Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ)
  • реестр зарубежных счетов
  • база данных налогового резидентства.

Снимок экрана 2021-09-17 в 17.04.44

Если 2 базы данных (о КИК и налоговых резидентах) и 2 реестра (ЕГРН и ЕГРЮЛ) являются исключительно налоговыми инструментами, то в отношении реестра зарубежных счетов возникают вопросы.

Инструмент валютного контроля работает на налоги

С высокой долей вероятности можно сказать, что речь идет о реестре зарубежных счетов, данные о которых формируются в соответствии с ст. 12 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Поскольку в России требования об уведомлении о зарубежном счете и о предоставлении отчетности по нему установлено не в налоговом законодательстве, как это работает в странах ОЭСР (Франции, Испании, США и др.), а в валютном и, как следствие, применяется для валютных целей.

ФНС, совмещая в своем лице функции и органа налогового контроля, и органа валютного контроля, таким образом подтверждает использование данных, полученных в рамках валютного контроля, для налоговых целей – для сопоставления с данными о зарубежных счетах, полученными в рамках автообмена на основании стандарта CRS.

Согласно ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», представление и передача документов и информации, связанных с открытием и ведением счетов, одним органом валютного контроля другому органу или агенту валютного контроля не являются нарушением коммерческой, банковской, налоговой или иной охраняемой законом тайны, а также нарушением требования об обеспечении конфиденциальности в отношении другой информации, которая стала им известна при осуществлении их полномочий. То есть использование информации, полученной в рамках валютного закона, ФНС или даже другими органами валютного контроля не нарушает законодательство.

Использование данных, полученных в рамках валютного контроля, для целей администрирования информации о зарубежных счетах, полученной в рамках автообмена, лишний раз подтверждает, что инструменты, которые продолжают в России существовать в рамках валютного закона, работают на налоговые цели.

Налоговые инструменты работают на валютный контроль?

Но интересна обратная ситуация. В случае выявления несоответствия данных, полученных в рамках обмена, и данных по зарубежным счетам, когда уведомление о зарубежном счете не было предоставлено резидентом в рамках валютного законодательства, но пришло в ФНС благодаря автообмену, будут ли эти данные использоваться для валютных целей?

Положения Конвенции ОЭСР о взаимной административной помощи по налоговым делам 1988 г. и принятого в ее развитие соглашения CRS MCAA, претворяющего в жизни идеи автообмена налоговой информацией, ограничивают возможность использования полученной информации в налоговых целях, за исключением случаев, когда юрисдикция получателя позволяет использовать информацию помимо налоговых целей, а юрисдикция отправителя допускает такое дополнительное использование. Данное положение делает возможным совместное использование полученной информации с другими органами по определенным вопросам высокой значимости (например, в целях борьбы с отмыванием денежных средств, коррупцией, финансированию терроризма). При этом использование информации в валютных целях сложно признать допустимым в виду отсутствия с странах ОЭСР валютного законодательства как такового и аналогичных валютных ограничений по использованию зарубежных счетов.

Представляется, что данные, полученные в рамках международного налогового обмена, в т.ч. автоматического, не должны использоваться в целях осуществления валютного контроля, поскольку это будет приводить к нарушениям положений Конвенции 1988 г. Так ли это будет на практике, учитывая, что реципиентом информации в обоих случаях является ФНС, вызывает вопросы, будет ли это работать на практике.

Требование уведомления о зарубежных счетах – это общепризнанная международная практика. Только существовать оно должно в Налоговом кодексе и исключительно для налоговых целей.

По нашему мнению, требование уведомления о зарубежном счете должно быть перенесено в НК РФ, а ст. 12 «ФЗ о валютном регулировании и валютном контроле» (как в целом и весь ФЗ) и ст. 15.25 КоАП РФ должны быть отменены. Сохранение требования предоставления отчетности самим резидентом может быть сохранено только в отношении счетов в юрисдикциях, которые не участвуют в автообмене с Россией.