Что не измерить, тем нельзя управлять

Кирилл Черновол Кирилл Черновол Эксперт Центра Россия-ОЭСР опубликовано
Что не измерить, тем нельзя управлять

Устойчивое финансирование сегодня - приветствуемая, а местами (например, на некоторых биржах и в цепочках поставок некоторых компаний) и обязательная практика. По некоторым оценкам, с 2016 г. рост инвестиций, связанных с экологической, социальной и управленческой (ESG) устойчивостью, превысил 1 триллион долларов. При этом разные инвесторы и фонды принимают разные подходы к инвестированию с учетом вопросов ESG. Разные подходы означают разные понятия и практики при том, что все они направлены на одно и то же: предотвращение и снижение нефинансовых рисков как для повышения устойчивости и доверия к бизнесу, так и для выхода на разные рынки, для листинга на биржах, которые требуют учета ESG-факторов, для включения в цепочки поставок и т.д. - иными словами, для получения доступа к деньгам. При этом возникает вопрос: как измерить полезные нефинансовые эффекты от учитывающих ESG-факторы инвестиций из разных компаний, если разные инвесторы и финансовые институты применяют разные стандарты и подходы к определению того, что и как должно быть сделано для управления нефинансовыми рисками? Как понять, какие инвестиции "работают" с нефинансовой точки зрения? И как оценить, насколько устойчивее в нефинансовом (да и в финансовом тоже) смысле стала компания, учитывающая ESG-факторы в инвестировании, по сравнению с тем, если бы эти факторы не учитывались? Эти и другие вопросы стали центральными в недавней публикации ОЭСР "ESG-инвестирование: практики, прогресс и вызовы".

Почему растет интерес именно к критериям ESG?

Есть как минимум три фактора: во-первых, ESG-инвестирование при определенных условиях может помочь улучшить управление рисками и привести к доходности, не уступающей доходности от традиционных финансовых вложений. При этом сейчас растет понимание сложности измерения показателей ESG. Во-вторых, растет внимание общества к рискам, связанным с изменением климата, преимуществам общепринятых стандартов ответственного ведения бизнеса, необходимости представленности разных групп на рабочих местах и в советах директоров. Это значит, что общественные ценности со временем будут все больше влиять на инвесторов. В-третьих, корпорации и финансовые учреждения все чаще стремятся отойти от краткосрочных перспектив рисков и прибылей в пользу долгосрочной устойчивости в инвестиционной деятельности. Некоторые инвесторы стремятся повысить устойчивость долгосрочной прибыли, а другие включают более формализованное согласование с общественными интересами. В любом случае, устойчивость финансирования должна включать в себя более широкие внешние факторы, чтобы максимизировать отдачу и прибыль в долгосрочной перспективе, снижая при этом склонность к разногласиям, подрывающим доверие заинтересованных сторон.

В основе любой хорошей политики в сфере ESG сегодня лежат базовые руководства от международных организаций (например, ОЭСР, ООН, Всемирного банка). У ОЭСР есть несколько стандартов, в которые так или иначе заложены принципы управления ESG-рисками:

Какие тренды есть сегодня в ESG-инвестировании?

Финансовая экосистема ESG развивается, в том числе эмитенты и инвесторы раскрывают и используют информацию, связанную с экологическими, социальными и корпоративными вопросами. Финансовые посредники, а также государственные и международные организации влияют на новые практики инвестирования в ESG. Несмотря на то, что в разработке практик ESG несколькими участниками ESG был достигнут конструктивный и всеобъемлющий прогресс, он привел к распространению широкого спектра инвестиционной терминологии и рамок раскрытия информации, что привело к несогласованности показателей и отсутствию сопоставимости для инвесторов.

Хотя методологии ESG совершенствуются и становятся более прозрачными, скоринг остается в переходном состоянии, и некоторые рейтинговые агентства все еще дорабатывают свои методологии. Существует ряд методологий оценки с точки зрения определения данных для анализа и включения, взвешивания показателей, существенности принимаемых мер и того, как учитывать нехватку информации.

Несмотря на развитие, ключевым моментом остается согласование с факторами существенности. Различные учреждения, такие как, например, Совет по стандартам учета в области устойчивого развития (SASB) и Глобальная инициатива по отчетности (GRI) сосредотачиваются на оценке существенности, которая применяется к разным отраслям для определения важности каждого фактора в окончательном рейтинге ESG. Это может зависеть от бизнес-модели, внешней среды и самой отрасли. Различные подходы к существенности сыграли важную роль в формировании выбора ключевых показателей, используемых поставщиками, но всё ещё не существует единого общепринятого мнения о том, какие метрики являются существенными, а какие нет.

Когда извлекается раскрываемая эмитентами информация и взвешиваются различные ключевые факторы, можно рассчитать окончательный балл ESG. Тем не менее, рейтинги ESG могут сильно различаться между собой. Различные методологии, используемые для перевода необработанных данных в более сложный рейтинг, подвергаются некоторой критике из-за большой разницы в результатах. Это означает, что, если инвесторы используют разных поставщиков услуг и полагаются на них, то исходные данные для оценки, определяющие выбор и взвешивание ценных бумаг, могут определяться выбором рейтингового провайдера.

Почему оценки ESG различаются?

На то есть ряд причин: различные структуры оценивания, измерения, ключевые показатели и метрики, использование данных, качественное суждение и взвешивание подкатегорий, повторное взвешиванию оценок и т.д. Хотя наличие различных методологий, суждений и данных приветствуется, поскольку инвесторам важно иметь выбор подхода к оцениванию, большие различия в рейтингах ESG между поставщиками могут уменьшить значение портфелей ESG, которые более высоко оценивают фирмы с более высокими рейтингами.

Рейтинги ESG могут использоваться во множестве различных инвестиционных подходов, которые, как правило, соответствуют пяти различным формам. С одной стороны, наименьшая сложность достигается за счет категорического исключения определенных фирм (например, по моральным соображениям), а с другой стороны, это полная интеграция ESG в корпоративную культуру инвестирования, так что они становятся неотъемлемой частью инвестиционных процессов. Посередине можно найти такие подходы, как ребалансировка ESG, тематическая направленность и влияние ESG. Выбор стратегии сильно повлияет на конечную эффективность инвестиций.

Несмотря на прогресс в продвижении вперед устойчивого инвестирования за счет более широкого использования факторов ESG и скоринга, существует ряд проблем, которые могут препятствовать дальнейшему развитию в этой быстрорастущей и многообещающей области рынка.

ОЭСР отмечает следующие нерешенные ключевые вопросы:

1) обеспечение актуальности и последовательности структур отчетности для раскрытия ESG; 2) непрозрачность субъективных элементов оценки ESG; 3) улучшение соответствия существенности и производительности; 4) преодоление предвзятости рынка; 5) прозрачность продуктов ESG, согласованность с целями устойчивого финансирования инвесторов, связанными с финансовой и социальной прибылью; 6) вовлечение общественности и регулирующих органов.

Что ещё выяснила ОЭСР об устойчивом финансировании?

Некоторые ESG-рейтинги неоправданно занижают показатели для МСП: компании с большей капитализацией получают более высокие баллы в оценке ESG. Если предполагать добросовестность рейтинговых агентств, то необходимо корректировать методики оценивания или создавать специальные методики для оценки нефинансовых результатов МСП.

Нет стопроцентной причинно-следственной связи между высокими показателями ESG и рыночной эффективностью. ОЭСР обнаружила несовместимую корреляцию между высокими оценками ESG и доходностью. Это не означает, что все портфели ESG хуже традиционных на рынке, но многие портфели с высокими показателями ESG отстают по рыночным показателям, а ряд портфелей с низкими показателями ESG, наоборот, результативнее средних по рынку.

Рыночная концентрация, связанная с переориентацией портфелей в пользу эмитентов ESG с высокими показателями, может, при определенных условиях, влиять на волатильность, доходность с поправкой и риск просадки. Это согласуется с теорией инвестиционных портфелей в том смысле, что большая концентрация рисков в данном портфеле может увеличить волатильность при прочих равных. Портфели, учитывающие ESG, имеют более низкий риск просадки по сравнению с портфелями, не учитывающими ESG.

В работе фондов с ценными бумагами с высокими и низкими показателями ESG нет большой разницы. Широкий диапазон показателей эффективности фондов по обеим категориям указывает на то, что на результаты влияет множество других факторов, включая конкретные инвестиционные стратегии и их реализацию. Этот результат указывает на то, что инвесторам не следует обобщать потенциальную финансовую отдачу средств на основе оценок ESG, а также указывает на важность обучения инвесторов, связанных с розничными фондами ESG. В то же время нет никаких доказательств того, что предпочтение фондов с высоким уровнем ESG ведет к снижению эффективности, поскольку другие инвестиционные факторы могут повлиять на результаты.

Чтобы раскрыть потенциальные долгосрочные преимущества ESG-ориентированного инвестирования, необходимо уделять больше внимания и усилий для повышения прозрачности, международной согласованности и сопоставимости, согласования с существенностью и ясности в стратегиях фондов в их отношении к ESG. Подробная информация об экологических, социальных и корпоративных факторах, если она будет предоставлена в строгой и последовательной форме, может помочь инвесторам принимать более обоснованные решения относительно структуры портфеля и ожиданий финансовой прибыли.

Что делать государствам?

Учитывая, что работа по продвижению и совершенствованию ESG-практик, проводимая регуляторами органами и финансовыми рынками, прогрессирует с разной скоростью и в разных направлениях, необходимо обеспечить глобальную согласованность, чтобы позволить различным группам сосредоточить свои усилия внутри и между рынками и гарантировать отсутствие фрагментации рынка. При этом финансовые рынки могут более эффективно поддерживать долгосрочную стоимость и устойчивый экономический рост. Для этого ОЭСР рекомендует следующее:

  • Обеспечивать согласованность, сопоставимость и качество основных показателей в структурах отчетности для раскрытия информации, связанной с ESG-факторами. Проще говоря, необходимы единые и общепринятые глобальные стандарты и руководства по отчетности в сфере ESG. На представлении Делового и финансового обзора ОЭСР-2020 отмечалось, что не может существовать единого, универсального руководства, которое подходило бы для любой компании, поэтому важно создавать стандарты по принципу "строительных блоков", то есть разрабатывать наборы правил, которые можно было бы адаптировать под разные отрасли и типы компаний.
  • Обеспечивать актуальность отчетности за счет финансовой существенности в среднесрочной и долгосрочной перспективе.
  • Обеспечивать равнозначные "правила игры" между крупными и мелкими эмитентами в отношении раскрытия информации и рейтингов ESG.
  • Содействовать прозрачности и сопоставимости методологий оценки и взвешивания признанных рейтинговых агентств и индексов ESG.
  • Маркировать продукцию и раскрывать информацию об ESG-факторах производителя для адекватного информирования инвесторов о том, как соображения ESG используются в продукте с использованием сопоставимых и последовательных показателей, которые согласуются с финансовой существенностью, чтобы позволить участникам рынка принимать инвестиционные решения и голосовать в соответствии с их инвестиционными целями и риск-толерантностью.