Биоразнообразие под угрозой COVID-19

Мария Гирич Мария Гирич Эксперт Центра Россия-ОЭСР опубликовано Экология · Налоги
Биоразнообразие под угрозой COVID-19

Сегодня 25% всех видов растений и животных находятся под угрозой исчезновения, поэтому странам следует принимать меры по сохранению биоразнообразия в планах реагирования на COVID-19 и экономического восстановления. 28 сентября ОЭСР выпустила отчет «Биоразнообразие и экономические меры реагирования на COVID-19: обеспечение зеленого и устойчивого восстановления».

Защита биоразнообразия важна для предотвращения следующей пандемии. Изменения в землепользовании и эксплуатация дикой природы повышают риск инфекционных заболеваний. Болезни, передаваемые от диких животных человеку, составляют примерно 60% всех инфекционных заболеваний и 75% возникающих инфекционных заболеваний у людей. По оценкам, 24% из более чем 31 500 видов наземных птиц, млекопитающих, амфибий и чешуйчатых рептилий в мире продаются в глобальном масштабе (законно или незаконно). Количество проданных животных является значительным: только в 2019 году были проданы 195000 панголинов (одни из возможных источников коронавируса). Незаконная торговля дикими животными и растениями входит в пятерку самых прибыльных незаконных предприятий, стоимость которых оценивается в 5–23 млрд долларов США в год. Обследование почти 8000 сельских домохозяйств в 24 странах Африки, Латинской Америки и Азии показало, что 39% домохозяйств добывают дикое мясо и употребляют его.

Меры по сохранению биоразнообразия необходимы не только для сохранения природы, но и для экономического восстановления после пандемии. Например, 1 миллион долларов, вложенных в восстановление биоразнообразия в США, создает 7 рабочих мест для восстановления водно-болотных угодий на уровне округа, до 40 рабочих мест для восстановления лесов, земель и водосборов на национальном уровне. Восстановление 15% деградированных экосистем в ЕС создаст от 20 000 до 70 000 рабочих мест с полной занятостью. Поддержка окружающей среды для бизнеса может добавить к 2030 году 10,1 триллион долларов США годовой стоимости бизнеса и создать 395 миллионов рабочих мест.

Согласно индексу зеленого стимула Vivid Economics, 17 крупнейших экономик (страны ОЭСР и G20) объявили о пакетах экономических стимулов, которые направят около 3,5 триллиона долларов США в отрасли, которые могут оказать негативное влияние на природу - сельское хозяйство, энергетику, промышленность, транспорт и отходы. В 14 из 17 стран объем потенциально вредных для биоразнообразия финансовых потоков, поступающих в эти секторы (например, помощь компаниям, загрязняющим окружающую среду, без экологических условий), превышает финансовые потоки в эти секторы, которые потенциально полезны (например, инвестиции в восстановление экосистем). Только во Франции, Германии и Великобритании полезные потоки инвестиций перевешивают потенциально вредные потоки в перечисленные секторы. Счетчик энергетической политики G20 указывает, что с начала пандемии G20 выделила не менее 382 млрд долларов США на поддержку различных видов энергии, более половины этой суммы (206 миллиардов долларов США) направляется на ископаемое топливо.

Наиболее ярким примером меры реагирования, наносящей вред биоразнообразию, является ослабление экологического регулирования, например, в отношении землепользования, требований к сбору отходов, загрязнению воздуха, процессов выдачи разрешений (включая правила оценки воздействия на окружающую среду), а также ослабление требований к экологическому мониторингу и отчетности. Некоторые страны отложили вступление в силу будущих экологических норм.

Некоторые налоговые меры, введенные в ответ на COVID-19, могут нанести вред биоразнообразию. Степень и характер их воздействия будут зависеть от воздействия на биоразнообразие бизнеса или сектора, получающего поддержку, объема стимулов и схемы меры. Распространенным примером потенциально вредной фискальной мерой является выдача ссуд, грантов и гарантий без каких-либо экологических условий компаниям, деятельность которых оказывает серьезное влияние на биоразнообразие (например, авиакомпаниям и угольным компаниям). Некоторые страны ввели потенциально вредные для биоразнообразия субсидии, например, на покупку удобрений, и временно отменили или снизили налоги, связанные с биоразнообразием, например, на разведку и добычу нефти или газа, сборы, например, на коммерческих операторов в заповедных зонах, лицензионные сборы на добычу полезных ископаемых, плату за вход на охраняемые территории.

Канада затратила 1,3 миллиарда долларов США на очистку бесхозных или бездействующих нефтяных и газовых скважин с целью создания тысяч рабочих мест и достижения долгосрочных экологических выгод.

Правительство Финляндии приняло пакет мер по восстановлению экономики на сумму 5,5 млрд евро, из которых 53 млн евро выделено на проекты, касающиеся зеленых насаждений, услуг водоснабжения и охраны лесов, а 13,1 миллиона евро - на восстановление природных территорий и развитие природного туризма.

Новая Зеландия в рамках Фонда реагирования и восстановления выделила 0,9 млрд долларов США на программу «Рабочие места для природы» по обеспечению до 11 000 рабочих мест в борьбе с инвазивными видами, а также на защиту и восстановление среды обитания на частных и государственных охраняемых землях.

Швеция выделила 16 миллионов долларов США на субсидирование занятости в сфере охраны природы и управления лесами, на сокращение распространения европейского елового короеда и других вредителей.

Великобритания учредила «Фонд проблем зеленого восстановления» на 51 миллион долларов США для помощи благотворительным организациям и местным властям в защите 2000 рабочих мест и создании дополнительных 3000 краткосрочных и долгосрочных рабочих мест в сфере озеленения, восстановления среды обитания, создания зеленых насаждений.

Фискальные меры по поддержке НИОКР, связанных с окружающей средой, во время и после пандемии также предоставляют возможности для поддержки биоразнообразия. Например, Австрия обязалась выделить 350 миллионов евро на финансирование исследовательских проектов, которые помогают улучшить адаптацию лесов к климату, включая меры по защите и увеличению биоразнообразия и естественных охраняемых территорий лесов. Великобритания объявила конкурс проектов, посвященных устранению социальных, экономических и экологических последствий COVID-19.

ОЭСР дает следующие рекомендации странам:

1. Поддерживать или усиливать регулирование землепользования, торговли дикими животными и загрязнений.

Например, Китай и Вьетнам приняли меры по регулированию торговли дикими животными и растениями. В январе 2020 года Китай выпустил уведомление, согласно которому на объектах, содержащих в неволе диких животных, требуется введение карантина, а также запрещается торговля дикими животными в любой форме. Решения Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей запретили коммерческое разведение и торговлю большинством видов диких животных с целью потребления в пищу.

Пандемия COVID-19 и связанные с ней меры изоляции привели к сообщениям об участившихся незаконных рубках леса и браконьерстве диких животных в странах Африки, Азии и Южной Америки из-за сокращения усилий по мониторингу и правоприменению, Поэтому важно принимать меры по усилению мониторинга незаконной добычи природных ресурсов (древесины и диких животных), что может создавать новые рабочие места.

2. Финансовая помощь для стимулирования устойчивости.

Для защиты биоразнообразия важно, чтобы правительства учитывали экологические цели при разработке и распределении кредитов, грантов, налоговых льгот и другой поддержки для компаний. Например, помощь Austrian Airlines от австрийского правительства зависит от принятия компанией мер по сокращению выбросов парниковых газов. Чтобы получить поддержку от Фонда экстренного финансирования крупных работодателей Канады, компании должны взять на себя обязательство предоставлять ежегодные отчеты, связанные с воздействием на климат.

3. Проверять и контролировать меры стимулирования экономики в связи с COVID-19 с точки зрения их воздействия на биоразнообразие.

Правительствам необходимо оценивать «экологичность» своих программ восстановления экономики и пересматривать меры, которые потенциально могут оказать значительное негативное воздействие на биоразнообразие. Чтобы помочь странам осуществлять мониторинг мер стимулирования экономики в связи с COVID-19, ОЭСР создала платформу зеленого восстановления после COVID-19, которая включает список из 13 основных экологических индикаторов, охватывающих ряд экологических проблем, включая биоразнообразие. Для эффективного отбора, мониторинга и оценки мер стимулирования, страны могут также использовать инициативы по «зеленому» бюджетированию и Систему устойчивой таксономии ЕС.

Экологическое бюджетирование - это оценка и улучшение согласования бюджетных процессов и налоговой политики с биоразнообразием и другими экологическими целями. Например, существует инициатива «Парижское сотрудничество ОЭСР по зеленому бюджетированию» (OECD’s Paris Collaborative on Green Budgeting), а также методология Франции по зеленому бюджетированию (proposition de méthode pour une budgetisation environnementale). Устойчивая таксономия ЕС - это структура, согласно которой экономическая деятельность может считаться экологически устойчивой, если она «вносит существенный вклад» в достижение хотя бы одной из шести экологических целей, при этом «не причиняя значительного вреда» любой из других целей.

4. Установить целевые показатели расходов на биоразнообразие для мер стимулирования в связи с COVID-19 и планов восстановления.

Правительства могут устанавливать экологические цели или требования в рамках пакетов стимулов в связи с COVID-19. Например, ЕС требует, чтобы 30% пакета мер по восстановлению после пандемии Европейского союза нового поколения (Next Generation European Union) и Взаимосвязанных многолетних финансовых рамок (Multiannual Financial Framework) были выделены на защиту климата (т.е. 550 миллиардов евро за 2021-2027 годы). В Австрии выделено 200 миллионов евро для муниципалитетов для софинансирования проектов по устойчивости к изменению климата.

5. Содействовать созданию рабочих мест в области сохранения, устойчивого использования и восстановления биоразнообразия.

Восстановление экосистем в США создает ежегодно 126 000 рабочих и приносит 9,5 миллиардов долларов экономического производства, создавая еще 95 000 косвенных рабочих мест. Сохранение, восстановление и улучшенное управление лесами, пастбищами, водно-болотными угодьями и сельскохозяйственными угодьями может обеспечить к 2030 году совокупное сокращение выбросов углекислого газа на 23,8 гигатонн.

6. Вовлекать предприятия и финансовый сектор в восстановление биоразнообразия.

Правительствам необходимо помочь предприятиям и инвесторам измерить их влияние и зависимость от биоразнообразия, а также связанные с этим риски и возможности. Деловые круги должны интегрировать соображения биоразнообразия, например, в стратегии предприятий, системы управления рисками, комплексной проверки и раскрытия информации. Для этого возможно внедрять стандарты и инструменты ответственного ведения бизнеса, в частности, Руководящие принципы ОЭСР для многонациональных предприятий 2011 г. и руководство ОЭСР по должной осмотрительности для ответственного ведения бизнеса 2018 г., которые помогают внедрять процедуры должной осмотрительности для выявления и устранения неблагоприятных воздействий на биоразнообразие, что поможет компаниям повысить устойчивость к текущим и будущим сбоям в цепочке поставок и расширить свои возможности доступа к финансированию.

7. Реформировать субсидии, наносящие ущерб биоразнообразию.

До COVID-19 государственные расходы на субсидии, наносящие вред биоразнообразию, были как минимум в пять раз больше, чем общие расходы на защиту биоразнообразия: поддержка ископаемого топлива в 77 странах (в основном ОЭСР и G20) составила 478 миллиардов долларов США в 2019 году. Поддержка сельского хозяйства, потенциально наиболее вредная для биоразнообразия составляла в среднем 112 миллиардов долларов США в год в период 2017-2019 годов только в странах ОЭСР. Такая поддержка, может приводить к деградации экосистем, увеличивая риск будущих пандемий, связанных с климатом и сбоем в цепочках поставок товаров.

Поэтому правительства должны перенаправлять субсидии на деятельность, которая оказывает положительное или нейтральное воздействие на биоразнообразие, например, предоставлять целевые платежи для поддержки рыболовства с политики, стимулирующей более интенсивный промысел, на деятельность, повышающую устойчивость промысловых операций.

8. Расширение экономических стимулов для сохранения биоразнообразия.

До COVID-19 количество налогов, связанных с биоразнообразием, постоянно увеличивалось, но их было недостаточно. На начало 2020 года действовало 206 видов налогов, касающихся биоразнообразия, в 59 странах. Хотя поступления от налогов, связанных с биоразнообразием, составляли 7,5 млрд долларов США в год (в среднем за 2016-2018 годы) в странах ОЭСР, это менее 1% от общих доходов от экологически значимых налогов, которые составляют примерно 5% процентов всех налоговых поступлений. Поступления от налогов, связанных с окружающей средой, могут использоваться для сокращения дефицита бюджета или перенаправляться на меры зеленого стимулирования в сельском хозяйстве и землепользовании. Например, Колумбия и Коста-Рика ввели налоги на выбросы углерода для защиты лесов, лесовозобновления, агролесоводства и устойчивого управление лесами.

9. Поддерживать развивающиеся страны в защите их биоразнообразия.

До пандемии многие из этих стран нуждались в получении помощи для финансирования биоразнообразия. Общий объем внешнего долга таких стран увеличился более чем вдвое с 3,5 триллиона долларов США в 2008 году до 8,8 триллиона долларов США в 2018 году, или с 22% ВВП до 29%. Официальная помощь в целях развития (ОПР) может помочь защитить биоразнообразие в некоторых развивающихся странах во время и после кризиса. Например, Международная климатическая инициатива Германии реализует пакет мер реагирования на COVID-19, в рамках которого предоставляется финансовая поддержка для сохранения природных заповедников в странах-партнерах инициативы. ОПР может использоваться для борьбы с обезлесением и незаконной торговлей дикими животными и растениями.

Возможна также реструктуризация суверенного долга, например, страны-кредиторы могут снизить процентные ставки и выплаты основной суммы долга в обмен на усиление защиты биоразнообразия. Правительство США аннулировано около 1,8 миллиарда долларов США долга в 21 стране с низким и средним уровнем дохода в обмен на меры по сохранению природы. Первый обмен долга на принятие мер по сохранению морской среды был произведен в 2016 году правительством Сейшельских островов и кредиторами Парижского клуба при поддержке The Nature Conservancy.