Автоматический обмен: Россия в хорошистах

Александра Коваль Александра Коваль Директор Клуба Россия-ОЭСР опубликовано Налоги
Автоматический обмен: Россия в хорошистах

В 2019 году страны автоматически обменялись информацией о 84 млн финансовых счетов по всему миру, покрывающих общие активы в 10 триллионов долларов США.

107 миллиардов евро дополнительных налоговых поступлений были выявлены в результате программ добровольного раскрытия информации, оффшорных налоговых расследований и связанных с ними мер с 2009 года.

ОЭСР сначала разработала стандарт оценки эффективности внедрения стандарта автоматического обмена информацией (AEOI), а теперь применила его на практике, проведя мониторинг внедрения странами стандартов автоматического обмена информацией и поставив странам оценки.

9 декабря был опубликован Peer Review по итогам оценки автоматического обмена информацией о финансовых счетах 2020 г.

По оценкам ОЭСР, 88% юрисдикций, участвовавших в автоматическом обмене с 2017-18 гг., имели удовлетворительную правовую базу. На втором этапе процесса мониторинга будет оценена эффективность автоматического обмена в более чем 100 юрисдикциях.

Также ОЭСР создана интерактивная карта для оценки правовых основ для первых 100 юрисдикций, участвующих в автоматическом обмене информацией о финансовых счетах.

По результатам оценки на карте обозначены юрисдикции, принявшие обязательства в отношении AEOI с 2017 или 2018 г., в которых обмен:

  • действует (54 юрисдикции)
  • действует, но нуждается в улучшении (34 юрисдикции, в т.ч. и в России)
  • не действует (10)
  • не действует, поскольку еще не имплементирован (2).

Таким образом, Россия не смогла получить высшую оценку в рамках Peer Review. В чем же заключаются основные проблемы?

Правовая база России по внедрению стандарта автоматического обмена информацией (AEOI) действует, но нуждается в улучшении, чтобы полностью соответствовать требованиям ОЭСР.

В то время как международно-правовая база России для обмена информацией c партнерами в России (ключевое требование CR2) соответствует требованиям, то внутренняя законодательная база, требующая от подотчетных финансовых организаций проведения процедур должной осмотрительности и отчетности (CR1), имеет существенные недостатки.

Ключевое замечание заключается в том, что объем отчетности финансовых учреждений не полностью соответствует стандарту AEOI, и есть недостатки в отношении структуры, обеспечивающей соблюдение требований отчетности.

Россия начала обмениваться информацией по стандарту AEOI в 2018 году. Чтобы предоставить подотчетным финансовым учреждениям возможность собирать и сообщать информацию, подлежащую обмену, в России была принята соответствующая нормативно правовая база: вступил в силу Федеральный закон № 340-ФЗ; принято Постановление от 16.06.2018 № 693; а также опубликованы дополнительные инструкции, которые не имеют обязательной юридической силы.

В России существует внутренняя законодательная база, которая содержит многие ключевые аспекты Общего стандарта отчетности (CRS) и комментариев к Стандарту, требующих от подотчетных финансовых институтов проведения комплексных процедур проверки и отчетности, но она нуждается в улучшении:

1. объема подотчетных финансовых организаций, которые должны предоставлять отчетность (SR 1.1)

Наиболее существенное замечание заключается в том, что законодательная база России прямо не включает определение финансового института участвующей юрисдикции, а также определение финансовых активов не соответствует требованиям.

ОЭСР рекомендует России внести поправки в свою внутреннюю законодательную базу для того, чтобы:

  • определять финансовые активы с использованием инклюзивного подхода, содержащегося в стандарте AEOI, а не с использованием исчерпывающего списка таких активов
  • в явной форме включить определения для подотчетных финансовых институтов, например, определение финансового института участвующей юрисдикцией
  • включить определение «управляемый» (managed by) в отношении определения инвестиционной организации
  • обеспечить, чтобы толкование инвестиционной организации соответствовало аналогичным формулировкам определения «финансового института» в Рекомендациях ФАТФ.

2. применяемых процедур комплексной проверки (SR 1.2)

Россия определила объем финансовых счетов, в отношении которых применяются положения автоматического обмена, а также процедуры должной осмотрительности, которые должны применяться для идентификации счетов, что в значительной степени соответствует требованиям CRS и комментариям к ним. Однако были выявлены и недостатки.

В частности, законодательная база России:

  • не предусматривает толкование «изменения обстоятельств» (change of circumstances) в соответствии с требованиями
  • не определяет подотчетное лицо или собственника счета в соответствии с требованиями.

Недостатки относятся к ключевым элементам Стандарта AEOI и поэтому существенны для его надлежащего функционирования.

3. основ для обеспечения соблюдения требований (SR 1.4)

В России существует законодательная база для обеспечения соблюдения требований, которая в значительной степени соответствует CRS и комментариям к нему. Однако законодательная база России:

  • не содержит правил, препятствующих финансовым институтам, лицам или посредникам применять методы, направленные на обход необходимых процедур комплексной проверки и отчетности
  • не налагает санкций на владельцев счетов и контролирующих лиц за предоставление ложной самосертификации.

России следует внести поправки в свою внутреннюю законодательную базу, установив правила, запрещающие финансовым учреждениям, физическим лицам и посредникам применять методы, направленные на обход процедур должной осмотрительности и отчетности.

России следует внести поправки в свою внутреннюю законодательную базу, чтобы включить санкции в отношении владельцев счетов и контролирующих лиц за предоставление ложной самосертификации.