Мобильность между поколениями и дети иммигрантов

Михаил Кузьменков
Участник Клуба Россия-ОЭСР
опубликовано

Социальная мобильность является важной политической целью содействия развитию инклюзивных экономик и обществ. Неудивительно, что многие иммигранты сталкиваются с особыми трудностями в плане продвижения по лестнице доходов: им часто приходится преодолевать более серьезные препятствия для мобильности, связанные, в частности, с тем фактом, что они воспитываются и получают образование в другой среде и в другой системе образования и что они, возможно, не владеют тем же языком, что и местные жители. Однако можно было бы надеяться, что, по крайней мере, для детей иммигрантов эти барьеры исчезнут и они смогут пользоваться теми же возможностями социальной мобильности, что и их сверстники. Тем не менее, данные приведённые в публикации ОЭСР «Мобильность между поколениями и дети иммигрантов», свидетельствуют о том, что родившиеся у иммигрантов дети по-прежнему отстают от своих сверстников во многих странах ОЭСР, особенно в Европе. Это особенно тревожно, поскольку это большая и растущая группа, и их интеграция имеет жизненно важное значение для социальной сплоченности и экономического процветания.

На этом фоне ОЭСР при поддержке Европейского Союза проанализировала связи между неблагоприятным положением родителей-иммигрантов и образовательными и трудовыми результатами их детей в странах ЕС и ОЭСР по сравнению с родителями, которые являются коренными жителями, и их детьми.

Дети, родившиеся от иностранцев в Европейском Союзе составляют около 9% всей молодежи в возрасте 15-34 лет и около 11% всех детей в возрасте до 15 лет. Хотя образовательный разрыв в детской когорте меньше того, который наблюдается среди их родителей (в среднем за одно поколение разрыв сократился почти вдвое), родители-иммигранты часто не в состоянии передать свой статус своим детям. Это явление, известное как порочная социальная мобильность, распространено во многих странах. ОЭСР это явление объясняет тем, что квалификация самих иммигрантов в значительной степени снижена на рынке труда принимающих стран, особенно если она были приобретены за рубежом. Таким образом, высокообразованные родители-иммигранты с меньшей вероятностью будут работать на высоких должностях. Это приводит к более высокой вероятности снижения профессиональной мобильности для лиц с родившимися за границей родителями.

Количество лет, проведенных родителями в принимающей стране положительно сказывается на результатах обучения их детей, главным образом благодаря улучшению языковых навыков родителей с течением времени. Хорошие языковые навыки родителей положительно влияют на результаты обучения их детей, особенно в молодом возрасте. Исследования показывают, что образовательные устремления, как правило, высоки среди семей иммигрантов. Однако, хотя образовательные устремления могут быть предпосылкой для повышения образовательного статуса, сами по себе они недостаточны, особенно когда отсутствуют структуры социальной поддержки. Кроме того почти во всех странах ОЭСР доля молодых людей, не имеющих образования, занятости или профессиональной подготовки выше для людей, имеющих миграционный фон, чем для их сверстников, не имеющих миграционного фона (за исключением Австралии, Канады и Израиля). В среднем по ЕС около 20% лиц с миграционным происхождением попали в эту категорию, по сравнению с примерно 16% людей без такого фона. Относительно высокая доля лиц, имеющих миграционный фон, отчасти объясняется их чрезмерной представленностью среди менее образованных лиц, которые, как правило, сталкиваются с большими трудностями в поиске работы. Поэтому наличие университетского образования становится все более необходимым условием профессиональной мобильности; для успешного выхода на рынок труда это, возможно, более важно для молодежи сегодня, чем для поколения их родителей.

ОЭСР считает, что дети с родителями-иммигрантами достигают в среднем более низких уровней образования. По состоянию на 2014 год в Латвии 90% людей в возрасте от 25 до 34 лет, не имеющих высшего образования, – это люди, чьи родители являются иммигрантами. В Финляндии этот показатель около 75%, в Швейцарии около 50%, в Люксембурге - 10%. В целом по ЕС этот показатель равен 80%. Результаты программы ОЭСР по международной оценке учащихся (PISA), которая проверяет математические, читательские и научные компетенции 15-летних детей, показывает, что посещение дошкольного образования оказывает сильное влияние на навыки чтения детей иммигрантов в возрасте 15 лет. Например, в Мексике средний балл по чтению детей, которые посещали дошкольное образование приблизительно равен 360 баллов, а тех, кто не посещал – 325, в Канаде эти показатели приблизительно равны 530 и 480 соответственно, а в Австралии 540 и 480. Аналогичный тест по математике показал, что, показатели детей родителей-иммигрантов намного ниже аналогичных показателей их сверстников. Например, в Швеции дети иммигрантов в среднем набрали 440 баллов, а дети, чьи родители родились в ЕС – 485 баллов. В Финляндии эти показатели равны 450 и 525 баллов соответственно. В Нидерландах – 475 и 530 баллов.

Дети с родителями-иммигрантами чаще, чем коренные жители, получают только среднее образование. Разрыв является самым большим в Бельгии и Австрии, где около 10% детей коренных жителей прекращают образование на более раннем этапе, по сравнению с почти 30% детей иммигрантов. У детей иммигрантов меньше шансов достичь любого уровня высшего образования. В среднем доля лиц, достигших высшего образования, составляет 21% против 29% для коренных жителей. В Австрии, Бельгии и Швейцарии дети коренных жителей в 2 раза чаще поступают в высшие учебные заведения по сравнению с детьми родителей из других стран (около 30% и менее 15% соответственно).

Мобильность поколений имеет важные экономические, политические и социальные последствия. Поэтому создание условий, позволяющих каждому реализовать свой потенциал, независимо от социально-экономического положения родителей, имеет решающее значение для будущего стран ЕС и ОЭСР. Родительское поколение иммигрантов во многих странах преобладают в нижней части образовательных слоев: они работают в нижних профессиональных уровнях и, таким образом, экономически более уязвимы, чем коренные жители. Учитывая важность родительского фона для достижения успеха, неудивительно, что дети с родителями-иммигрантами в среднем менее хорошо работают на рынке труда, чем их сверсники.