Италия о блокчейн и смарт-контрактах - по закону (любви)

Михаил Кузьменков Михаил Кузьменков Участник Клуба Россия-ОЭСР опубликовано в Цифровая экономика
Италия о блокчейн и смарт-контрактах - по закону (любви)

7 февраля 2019 г. В Италии был принят закон, определяющий понятия «технология распределённого хранения данных» и смарт-контракт.

Технология распределённого хранения данных (блокчейн) определяется как ИТ-технологии и протоколы, которые используют общий, распределенный, одновременно доступный, децентрализованный реестр на криптографической основе, позволяющий регистрировать, проверять, обновлять и хранить данные, не подлежащие изменению.

В новом итальянском законодательстве смарт-контракты определяются как программное обеспечение, основанное на DLT, которое, после проверки соответствующей записи в распределённом реестре, автоматически исполняется согласно условиям, утверждённым между двумя или более сторонами.

Принятие данного закона означает, что сделки, заключённые с использованием распределённого реестра данных, будут иметь юридическую силу, а цифровая запись данных с использованием блокчейна обеспечит легальную проверку необходимой информации, хранящейся в блокчейне. Смарт-контракты по закону считаются эквивалентными традиционным письменным контрактам в той мере, в какой цифровая аутентификация сторон производится в соответствии с процедурой, устанавливаемой Цифровым Агентством Италии. Эта процедура будет изложена в конкретных руководящих принципах, которые будут изданы к середине мая 2019 года и будут включать в себя применимые технические стандарты.

Нельзя сказать, что попытки правового регулирвоание использования смарт-контрактов встречаются только в Италии. Так в нескольких штатах США (Теннесси, Аризона) сформулировано, что смарт-контракт является способом исполнения обязательств по контракту. В России, согласно проекту ФЗ о ЦФА смарт-контракт - это договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств. То есть, согласно распространённой среди разных стран практике, смарт-контракты определяются в качестве способа обеспечения исполнения сделки. В то же время, в названном законопроекте РФ, смарт-контракты определяются как договор в электронной форме.

Отметим, что в рамках ЕС существует Регламент № 910/2014, некоторые положения которого также распространяются на новое законодательство Италии в сфере блокчейна и смарт-контрактов. А именно, хранение информации о сделке в распределённом реестре данных порождает правовые последствия, указанные в ст. 41 Регламента ЕС № 910/2014. Статья описывает юридические последствия использования электронной печати времени (electronic time stamp). Электронная печать времени означает данные в электронной форме, которые связывают другие данные в электронной форме с конкретным временем, доказывая, что последние данные существовали в определённый период времени. Такая печать не может быть лишена юридической силы и допустимости в качестве доказательства в судебном разбирательстве только на том основании, что она выражается в электронной форме, а также, если такая печать привязывает дату и время к данным таким образом, что разумно исключить возможность необъяснимого изменения данных, то вступает в силу презумпция точности даты, времени и целостности данных, подтверждаемых печатью.

Таким образом, согласно новому законодательству Италии, смарт-контракты станут абсолютно легальным способом заключения и исполнения сделок, а информация, хранящаяся в блокчейне, станет эффективным инструментом неоспоримого подтверждения заключения и совершения сделок с использованием блокчейна.